Главная » Статьи » История

ВОЕННАЯ ПОМОЩЬ СОВЕТСКОГО СОЮЗА РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ИСПАНИИ. ЧАСТЬ 2

Чрезвычайному психологическому и физическому напряжению танкистов способствовали тяжелейшие условия, в которых им приходилось действовать: они практически не знали ни минуты отдыха, на сон едва ли находилось по четыре часа, постоянно не хватало воды. Кроме того, как писал М. Кольцов: «Климат в Испании самый противотанковый... Температура в танках во время движения поднимается до шестидесяти пяти градусов, температура масла — до ста пяти!... Только одно пребывание в этой раскаленной металлической духоте — одно оно достойно преклонения». Как отмечал позднее в докладной записке в Главное Автобронетанковое управление РККА комбриг Д. Павлов, нервные заболевания стояли у танкистов на втором месте после ожогов, «после пяти-шести атак из роты привозили, как правило, 3—5 человек в бессознательном состоянии». Десятки раз в этом аду перемещались танкисты с места на место, туда, где появлялось скопление пехоты противника, который в первых числах ноября 1936 г. начал решительное наступление и сумел прорваться в предместья Мадрида.
Вступление в бой танков на время остановило франкистов, решивших, что началось наступления мощных резервов республиканцев. На самом деле это впечатление создала небольшая группа из бобруйской бригады БВО. Рота П. Армана по существу не выходила из боя с 29 октября по 17 ноября 1936 г. Вплоть до 9 ноября в этих боях участвовал младший командир Павел Емельянович Куприянов — двадцативосьмилетний белорус родом из деревни Старинцы ныне Полоцкого района Витебской области. Он был опытным военным специалистом: призван в армию в 1929 г., в том же году окончил школу младших командиров и остался на сверхсрочную службу. Товарищи вспоминали о нем: «Красотой он не отличался — длинная шея, сутуловат, большие губы. Но как преображалось лицо, когда он улыбался. Лицо смелое, открытое, и весь он был на виду...» Его запомнили, как человека никогда не терявшего бодрости духа, всегда готового подбодрить друзей веселой шуткой. Когда советских танкистов кормили непривычной для них пищей — моллюсками, мясом с кровью, картошкой на оливковом масле, острыми специями, 77. Куприянов всегда вспоминал белорусскую поговорку: «I то добра, калI лепшага няма».
За короткое время своего пребывания на испанской земле экипаж П. Куприянова уничтожил 2 танка, 8 орудий и несколько взводов пехоты противника. Наш земляк погиб 9 ноября 1936 г. в бою на подступах к Мадриду. Это могло произойти в районе парка Каса дель Кампо или предместья Карабаннель, где в эти дни шли ожесточенные бои. Постановлением ЦИК СССР от 31 декабря 1936 г. он, так же, как Н. Селицкий, был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза и награжден орденом Ленина «за образцовое выполнение специальных заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный в этом деле героизм». П. Куприянов остался в истории как первый белорус, получивший это высокое звание (Н. Селицкий был поляком по национальности. — И. В.).
3 ноября 1936 г. на фронт прибыла остававшаяся до этого времени на базе в Арчене танковая рота под командованием Д. Д. Погодина^^^. Роту же П. Армана, в которой к 17 ноября 1936 г. осталось 5 танков из 15, отвели на отдых в Арчену и вскоре отозвали на родину. С ней убыл и С. Кривошеин. Из состава первой группы в Испании остались рота Д. Погодина, экипаж П. Армана, несколько младших командиров, помпотехи, обслуживающий персонал ремонтной базы и группа инструкторов в Арчене. П. Армана командировали в Валенсию, где ему было поручено наладить выпуск запасных частей для танков и бронетранспортеров на местных военных заводах.
П. Арман (наст. Пауль Тылтынь) родился в Латвии. Увлекшись коммунистическими идеями, в 1926 г. перебрался в СССР и вступил в Красную Армию. В 1928 г. окончил Московскую военную пехотную школу, в 1935 г. — курсы усовершенствования технического состава при Военной академии механизации и моторизации РККА им. И. В. Сталина. С весны 1935 г. служил в 4-й отдельной мехбригаде БВО. 31 декабря 1936 г., за мужество, проявленное в Испании, П. Арман первым из советских танкистов был удостоен звания Героя Советского Союза. После Испании он был назначен командиром 5-й отдельной механизированной бригады в Борисове, в которой слу‘жил еще комбатом в начале 1930-х гг. За несколько дней до начала Великой Отечественной войны полковник П. Арман стал командиром 51-й танковой дивизии в Брянске. В годы войны командовал этой дивизией, потом корпусом, бронетанковыми и механизированными частями общевойсковой армии. Был награжден орденом Отечественной войны 1-й ст. Погиб 7 августа 1943 г. на территории Ленинградской области.
Командир первой группы советских (белорусских) танкистов в Испании С. Кривошеин служил в Красной Армии с 1919 г, участвовал в Гражданской войне. В 1931 г. окончил Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе. После Испании командовал 8-й (позже 26-я) легкотанковой бригадой в Киеве. В октябре 1937 г. бригада передислоцировалась в Беларусь, в Старые Дороги. В 1938 г. С. Кривошеин участвовал в боевых действиях на озере Хасан. Командовал танковой бригадой в период похода Красной Армии в Западную Беларусь, вместе с немецким генералом Г. Гудерианом принимал парад советских и немецких танковых частей в Бресте 22 сентября 1939 г. Участвовал и в советско-финляндской войне. В годы Великой Отечественной генерал-лейтенант танковых войск С. Кривошеин командовал 1-м Красноградским мехкор- пусом 2-й гв. танковой армии 1-го Белорусского фронта. Армия отличилась при освобождении Беларуси: Старых Дорог, Слонима, Глуска, Пружан, Бреста. Корпус прославился в Берлинской операции, за что С. Кривошеин 29 мая 1945 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны занимал высокие должности в армии, находился на преподавательской работе. С. Кривошеин — Почетный гражданин Глуска (1969 г.) и Бреста (1974 г). Умер в 1978 г.^^^
На смену танкистам С. Кривошеина 27 ноября 1936 г. из Севастополя на пароходе «Чичерин» прибыла вторая группа из 4-й мехбригады БВО под началом самого комбрига Д. Павлова, которая доставила 56 танков Т-26.6 декабря 1936 г. на базе в Арчене началось формирование танковой бригады Д. Павлова. В нее вошли два батальона под командованием М. П. Петрова и И. Ф. Урбана и две бронегруппы К. К. Федоровича и А. Ю. Новака. В бригаде остались и испанские танкисты из группы С. Кривошеина.
Бригада сразу вступила в бой на правом фланге обороны Мадрида. 7 января 1937 г. республиканским войскам и советским танкистам удалось остановить противника и самим перейти в контрнаступление в районе населенных пунктов Махадаонда и Лас-Росас.
Вновь предоставим слово М. Кольцову: «...Танки отличаются. На труднейшем, скалистом и холмистом рельефе, проходя через опасные рвы и овраги, остерегаясь волчьих ям, под огнем противотанковых пушек, машины прорываются в расположение мятежников, гасят и уничтожают его огневые точки, давят живую силу, сокрушают орудия. Три танка, встретив на дороге большую фашистскую пулеметную часть на двенадцати грузовиках, скосили ее целиком, прежде чем она начала обороняться. Де Пабло, танковый генерал (испанский псевдоним Д. Павлова. — И. В.), носится по боевым участкам, подстегивает роты и взводы, следит за тем, чтобы машины не задерживались на бензиновой зарядке, чтобы своевременно получали новые боекомплекты, а главное — чтобы не прерывалась связь с пехотой.
Три танка, о которых упомянул М. Кольцов, принадлежали взводу под командованием нашего земляка лейтенанта Г. М. Склезнёва. Подтверждение этому можно найти в воспоминаниях участника боев С. Т. Моргуна, сражавшегося во взводе Г. Склезнёва. По его словам, Г. Склезнёв повел свой взвод в обход по сильно пересеченной местности, чтобы нанести противнику сильный удар с фланга. На дороге танкисты увидели колонну машин противника, быстро вышли из укрытия и на полном ходу врезались в нее, не дав врагу опомниться и занять оборону. Уйти успели только две-три замыкающие машины. Только потом танкисты узнали, что разгромилипулеметное подразделение франкистов, следовавшее на пополнение понесших потери фронтовых частей.
Тот же С. Моргун подробно описывает еще один эпизод, касающийся лично Г. Склезнёва. В одном из боев под Махадаондой его танк был подбит. Экипаж пытался сбить пламя, но огнетушитель не сработал. Тогда командир приказал экипажу покинуть танк и ползти к своим, а сам продолжал стрелять, пока не увидел, что товариищ находятся на безопасном расстоянии. Лишь потом выскочил через люк механика-водителя и пересел на танк подоспевшего однополчанина. Позднее Г. Склезнёв ползком, перебежками, прячась за валунами и кустарником, вернулся к своему танку, забрался в люк дымящейся машины и вывел ее в расположение республиканцев, несмотря на яростную стрельбу, которую открыли франкисты. Вскоре Г. Склезнёв был назначен исполняющим обязанности начальника штаба батальона, но по-прежнему рвался в бой, непосредственно руководил некоторыми операциями.
5 февраля 1937 г. развернулось одно из крупнейших и кровопролитных сражений испанской войны, вошедшее в историю как битва на реке Харама. Военный советник, будущий Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов в докладе о боевых действиях артиллерийских частей в этом районе писал не позднее марта 1937 г.: «...По боевым действиям войск, по количеству участия в этих боях всевозможной современной техники, по количеству людских сил — Харамское сражение может быти поставлено в ряд сражений современной большой войны.,.»^^^
12 февраля 1937 г. в ходе этих боев, в районе горы Эль-Пингарон у г. Арганда в 30 км от Мадрида, Г. Склезнёв и его экипаж — белорус механик-водитель К. Д. Черненко и башенный стрелок Н. И. Косогов — погибли от прямого попадания вражеского снаряда.
Георгий Михайлович Склезнёв родился в 1911 г. в Гомеле. Юношей работал на строительстве Гомельского лесокомбината, в 1931 г. стал студентом Московского высшего технине-ского училища им. Н. Э. Баумана, однако в 1932 г., после окончания первого курса, решил связать свое будущее с военной службой. В 1934 г. он окончил Горьковское бронетанковое училище, затем служил в 4-й мехбригаде БВО, откуда и был направлен в Испанию. Он запомнился товарищам как требовательный командир, чуткий парторг роты, который очень любил музыку, особенно произведения П. И. Чайковского^^^. 27 июня 1937 г. Г. Склезнёв был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза и награжден орденами Ленина и Красной Звезды. Его именем названы улица в Гомеле, школа, в которой он учился, оно высечено на стене у Вечного огня в Нижегородском кремле, было навечно занесено в списки Ташкентского (бывшего Гэрьковского) танкового училища.
Константин Дмитриевич Черненко, двадцати пяти лет, уроженец деревни Старая Белица Чериковского района Могилевской области, вырос в крестьянской многодетной семье, но всегда стремился учиться и сумел окончить техникум. Способного юношу направили для продолжения учебы в военную танковую школу, где он вскоре стал отличником боевой подготовки. К. Черненко был посмертно награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.
В первую неделю тяжелейших боев на реке Харама, 12 февраля 1937 г. во время танковой атаки пал смертью храбрых белорус младший командир Петр Иванович Кор- супов, механик-водитель танка, 1910 года рождения, уроженец деревни Понизовье ныне Оршанского района Витебской обл. Посмертно был награжден орденом Красной Звезды (1937г.) В октябре 1938г. в белорусской республиканской газете «Звязда» появилась небольшая заметка «На место погибшего брата», которая проливает свет на некоторые обстоятельства, связанные с судьбой семьи погибшего танкиста. Получив сообщение о-героической гибели «при выполнении особого правительственного задания при обороне социалистической родины» старшего сына Петра, его отец — колхозник сельхозартели «Красные всходы» И. К. Корсунов, следуя широко распространенной в то время практике, об-ратился к наркому обороны К. Е. Ворошилову с просьбой направить в часть, где Петр служил до командировки в Испанию, младшего сына Тимофея, который на то время еще учился в Понизовской средней школе. Просьба была удовлетворена, и в октябре 1938 г. по направлению Оршанского районного военкомата Т Корсунов занял место погибшего брата^^"^. Менее чем через месяц, в день годовщины Октябрьской революции, «Звязда» еще раз напомнила читателям об этом патриотическом факте, опубликовав заметку «На боевоСг пост брата» за подписью И. К. Корсунова^"^^.
На реке Харама, под Гвадалахарой, Теруэлем сражался белорус, младший командир Федор Кузьмич Ковров. Он родился в 1912 г. в деревне Посудьево ныне Дубро- венского района Витебской области. В 1920—1930-х гг. работал на родине в колхозе, на шахте в Донбассе. С 1934 г. служил в Красной Армии. В Испанию экипаж, где он был командиром башни (командир танка А. Г. Абрамович, механик-водитель А. В. Никонов) прибыл в группе Д. Павлова. 9 июля 1937 г. в бою под г. Брунете их танк был подбит прямым попаданием снаряда. Ф. Ковров и А. Никонов погибли сразу, А. Абрамович умер на следующий день. 28 октября 1938 г. все трое были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза и награждены орденами Ленина. Это был уникальный случай присвоения высокого звания всему экипажу. Наш земляк был также награжден посмертно орденами Красного Знамени и Красной Звезды^^^.
В составе бригады Д. Павлова воевал командир танка белорус Василий Леонтьевич Скидан — уроженец деревни Иолча ныне Брагинского района Гомельской области. Особенно запомнился В. Скидану бой 4 января 1937 г. под Гвадалахарой на участке, который занимала 2-я Интернациональная бригада. Здесь прорвались части противника, на ликвидацию прорыва были брошены танки, которым при поддержке пехоты в тяжелейших условияхудалось отбросить врага. Вскоре наш земляк был назначен командиром танковой роты. В Испании сражался II месяцев, награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды^^^.
В этой же бригаде обогатил свой военный опыт лейтенант-орденоносец Даниил Яковлевич Новицкий. Вернувшись из Испании в родную Беларусь уже с двумя орденами Красного Знамени на груди, он был избран депутатом Верховного Совета СССР. В октябре 1938 г. Оршанский военкомат призвал в Красную Армию его младших братьев — Павла и Владимира. С разрешения наркома обороны К. Е. Ворошилова молодых призывников направили в Бобруйск, в часть, где служил Даниил (4-ю мехбригаду, переименованную к тому времени в 32-ю легкотанковую), и включили в экипаж его танка. Спустя месяц экипажу братьев был передан в торжественной обстановке танк, а Д. Новицкий за умелую подготовку молодых танкистов своей части награжден Почетной грамотой Военного совета БВО^^^.
В сентябре—октябре 1937 г. большинство бобруйских танкистов вернулись на родину. В Испании остались лишь комиссар 4-й мехбригады М. М. Качелин, который ведал политработой среди советских военнослужащих, И. Н. Нестеренко — советник при Генеральном военном комиссариате, один из организаторов института политко- миссаров в Республиканской армии (позже он будет репрессирован и много лет проведет в лагерях), а также несколько танкистов, которые влились в танковую группу С. И. Кондратьева, прибывшую в Испанию в августе 1937 г. из Московского военного округа и также сражавшуюся в бригаде Д. Павлова. Спустя время группа стала костяком 1-го отдельного интернационального танкового полка, развернутого в бронетанковую бригаду после отъезда советских танкистов.
В числе немногих бобруйских танкистов, оставшихся в Испании в группе С. Кондратьева, был наш земляк башенный стрелок Владимир Павлович Сапроненко — уро-женец Городокского района Витебской области. На это наводят скупые строки его воспоминаний об интернациональном составе полка, где он служил: в нем сражались как советские танкисты, так и чехи, немцы, югославы, поляки.
B. Сапроненко участвовал в 43 атаках, выпустил по врагу около 2 тыс. снарядов, лично уничтожил 2 танка противника, был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Вернувшись на родину, продолжал службу в танковых частях командиром роты^^^.
Быть может, в этой же группе находился командир- танкист Юстин Александрович Дещеня, уроженец деревни Калюга ныне Колотицкого сельсовета Глусского района, о котором известно только, что он сражался в Испании в 1937 г. и умер от ран в родной деревне по возвращении на родину^^^.
По свидетельству М. Качелина, через Испанию прошли 200 танкистов из бобруйского гарнизона^^^ Не менее 14 из них были удостоены в ходе испанской войны звания Героя Советского Союза: Ф. К. Ковров, П. Е. Куприянов, Н. А. Селицкий, Г М. Склезнёв, А. Г. Абрамович, К. Я. Билибин, С. М. Быстров, А. В. Никонов,
C. К. Осадчий (все — посмертно), П. М. Арман, М. П. Петров, Д. Д. Погодин, М. В. Юдин (все четверо погибли в годы Великой Отечественной войны), Д, Г Павлов (репрессирован и расстрелян в 1941 г).
Испанские события стали значительной вехой на жизненном пути генерал-лейтенанта танковых войск Семена Аврамовича Тихончука, родившегося в 1898 г. в деревне Кривча ныне Брагинского района Гомельской области (по другим данным, он родился в деревне Алексеевка ныне Гомельского района)^^^. В молодые годы участвовал в Гражданской войне, после чего навсегда связал свою жизнь с армией. После Испании сражался на Халхин-Голе, участвовал в Великой Отечественной войне. Награжден орденами Ленина (2),Красного Знамени (5), Суворова 2-й cm., Кутузова 2-й cm., многими медалями. Умер в 1965 г.^^^
Адам Петрович Татур, уроженец деревни Дунаево (быв. Лопухи) ныне Копыльского района Минской области, 1908 года рождения, в 1930 г. был призван в Красную Армию, окончил военное училище бронетанковых войск. С 1932 по 1936 г. служил в БВО командиром танкового взвода, оттуда был направлен в Испанию, где получил свою первую награду — орден Красного Знамени. По возвращении учился в Военной академии механизации и моторизации РККА им. И. В. Сталина, затем проходил службу в Ленинградском военном округе, участвовал в войне с Финляндией. Прошел Великую Отечественную войну, которую закончил командиром танкового полка в Германии. Участвовал в освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Венгрии, Чехословакии, Польши. Награжден орденами Красного Знамени (3), Отечественной войны 1-й cm.. Красной Звезды, медалями. Подполковник А. Татур служил в армии до 1948 г., затем работал председателем колхоза, сельского совета^^^^.
С осени 1937 г. все экипажи танков Т-26, а к лету 1938 г. и БТ-5 комплектовались уже испанцами. Лишь несколько советских танкистов оставались в Испании до конца войны, выполняя обязанности инструкторов и советников в бронетанковых бригадах.
Артиллеристы
Среди белорусских «испанцев», имена которых удалось установить, были также артиллерийские советники и инструкторы. Республиканская армия испытывала крайнюю нужду в опытных кадрах артиллеристов и в орудиях, поскольку около 90% офицерского состава и почти 2/3 батарей воевали на стороне противника. Прибывшим в Испанию советским артиллеристам пришлось начинать практически с нуля. Из СССР стали поступать вооруже-ние и боеприпасы. Зимой 1936—1937 гг. в районах Аль- манса и Чинчилья при непосредственном участии военных советников и специалистов из СССР были открыты учебные центры по подготовке артиллерийских кадров, в Лорке — офицерская артиллерийская школа^^^.
Старшим советником в республиканском штабе ПВО являлся белорус Николай Никифорович Нагорный, родившийся в 1901 г. в деревне Осташин ныне Кореличского района Гродненской области. Он был профессиональным военным: служил в РККА с 1920 г,, в 1933 г. окончил Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе. После возвраш,ения из Испании окончил также курс Военной артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского, занимал пост командующего одним из военных округов, служил в Главном управлении ПВО СССР. В годы Отечественной войны — начальник штаба войск ПВО СССР, Западного фронта ПВО, Центрального штаба ПВО РККА. После окончания войны продолжал службу на высоких постах в войсках ПВО. Был награжден двумя орденами Ленина, первый из которых получил за Испанию, орденами Кутузова 1-й и 2-й cm.. Красного Знамени (4), Отечественной войны 1-й ап.. Красной Звезды, многими медалями. Умер в 1984 г.^^^
Уроженец деревни Трубшгьня ныне Краснопольского района Могилевской области Иван Кириллович Воропаев, 1905 года рождения, с 1927 г. служил в Красной Армии. В Испанию был направлен как специалист артиллерийского дела, за большой вклад в становление и развитие артиллерийских частей Республиканской армии был награжден в 1938 г. орденом Красного Знамени. В 1939 г. И. Воропаев участвовал в походе Красной Армии в Западную Беларусь. С первых дней Отечественной войны находился на фронте: командовал артиллерийским полком, артиллерией дивизии, корпуса.Участник Сталинградской, Курской битв, освобождения Украины, родной Беларуси, Польши, боев на территории Германии. За отличие при форсировании Вислы получил звание Героя Советского Союза(26 октября 1944 г,) В этом же году нашему земляку было присвоено звание генерал-майора артиллерии. В 1946 г. И. Воропаев окончил Академию Генерального штаба, продолжал служить в армии. Награжден орденами Суворова 2-й cm., Б. Хмельницкого 2-й cm.. Красного Знамени (3), Красной Звезды (2). Умер в 1959 г. Похоронен в Коломне, его бюст установлен в Мемориальном комплексе этого подмосковного города^^^.
Феодосий Кузьмич Жевнов родился в деревне Жгунь ныне Добрушского района Гомельской области. Срочную службу проходил в артшалерийском полку в Минске. Он прибыл в Испанию в 1937 г. старшим лейтенантом сразу после окончания Ленинградского артиллерийского военного училшца. За участие в боевых действиях 22 февраля 1939 г. был награжден орденом Красного Знамени^^^. В начале Великой Отечественной войны занимался формированием воинских частей в г. Кирове, затем находился в действующей армии. В 1944 г. 7-я гвардейская легкая артиллерийская бригада под командованием Ф. Жевнова за отличие при освобождении Вильнюса получила наименование Вильнюсской, а сам Ф. Жевнов был награжден орденом Б. Хмельницкого. Гв. полковник Ф. Жевнов пал смертью храбрых в боях на территории Восточной Пруссии, был похоронен на военном кладбище в Каунасе^^'^.
Геннадий Павлович Межинский, родившийся в 1903 г. в Могилеве, накануне командировки в Испанию командовал 16-м отдельным зенитно-артиллерийским дивизионом 16-го стрелкового корпуса БВО. Участвовал в испанских событиях с марта 1938 по март 1939 г. в качестве советника по зенитной артиллерии. В его характеристике было отмечено, что во время боевых операций он всегда находился на огневых позициях батарей. После Испании вернулся к месту службы. Перед Великой Отечественной войной и в ее начале командовал 747-м зенитно-артиллерийским полком в составе Гомельского бригадного района ПВО, участвовал в обороне Гомеля. Позже — на других должностях. Принимал участие в освобождении Украины, Беларуси, боях в вос-точной Пруссии, в 1944 г. стал генерал-майором артиллерии. В конце Великой Отечественной войны и в ходе войны с Японией (1945 г.) командовал 15-м корпусом ПВО. В мирные годы продолжал службу в армии. С 1952 г. являлся начальником военной кафедры Пензенского индустриального института. С 1958 г. — в запасе. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени (3), Кутузова 2-й cm.. Отечественной войны 1-й ст., медалями. Умер в 1984 г.Связисты
в числе советских радистов и радиоразведчиков в Испании находился белорус Михаил Григорьевич Матусевич,
являвшийся начальником радиостанции главного военного советника в завершающий период испанских событий. М. Матусевич родился в деревне Чернявка ныне Борисовского района Минской области. В 1932 г. был призван в армию. Окончил Ленинградское военное училище связи. После Испании кадровый колшндир РККА старший лейтенант М. Матусевич служил в одном из отделов штаба ЗапОВО. В ходе оборонительных боев лета 1941 г. попал в плен, бежал, стал партизаном. В августе 1943 г. был назначен начальником штаба 1-го батальона 15-го партизанского полка Могилевской области. Во время тяжелых боев с карателями на территории Пропойского (Славгородского) района М. Матусевич был ранен и, чтобы не попасть в руки врага, застрелился. Это произошло 17 октября 1943 г.^^^
Общевойсковые специалисты
Большой вклад в организацию регулярной республиканской армии, разработку методов управления войсками, войсковых операций, уставов, инструкций для обучения внесли общевойсковые советники и инструкторы.Василий Александрович Юшкевич родился в 1897 г. в Поставах ныне Витебской области. В 1915 г. прапорщиком Русской армии он участвовал в боях Первой мировой войны. В РККА — с 1918 г. С 1931 г. — командир и комиссар 100-й стрелковой дивизии. С 1936 г. — командир 13-го стрелкового корпуса. В Испании комбриг В. Юшкевич являлся военным советником при командующем Арагонским фронтом^^^, был награжден орденом Ленина. В 1940 г. В. Юшкевич назначен инспектором Управления боевой подготовки РККА. Накануне Отечественной войны — комдив, командир 44-го стрелкового корпуса ЗапОВО, который отличился в тяжелых оборонительных боях за Минск, развернувшихся в июне 1941 г. Позднее командовал 22-й армией Западного фронта, 31-й армией Калининского. В связи с болезнью, в августе 1944 г. В. Юшкевич был освобожден от должности командующего 3-й ударной армией 2-го Прибалтийского фронта и в октябре того же года назначен командующим войсками Одесского военного округа. В 1945 г. стал генерал-полковником. После войны командовал Приволжским военным округом. Награжден орденами Ленина (2), Суворова 1-й cm., Кутузова 1-й cm.. Красного Знамени (4), Красной Звезды, медалями. Умер в 1951 г.^^^
Алексей Дмитриевич Терешков — уроженец деревни Корма ныне Добрушского района Гомельской области — родился в 1893 г. С 1914 г. в составе Русской армии принимал участие в Первой мировой войне. В 1918 г. вступил в Красную Армию. В качестве командира роты, батальона, помощника командира полка сражался на Западном фронте Гражданской войны. В 1928 г. окончил Высшую военнопедагогическую школу. 22 февраля 1939 г. за участие в боевых действиях в Испании, где являлся советником при командире 5-го стрелкового корпуса Республиканской армии, был награжден орденом Красного Знамени^^"^. В апреле 1939 г.,по возвращении на родину назначен помощником командира 18-го стрелкового корпуса 2-й Отдельной Краснознаменной армии, в ее составе сражался на Халхин-Голе. В Великую Отечественную войну командовал стрелковой бригадой, дивизией, корпусом. В январе 1945 г. корпус под командованием А. Терешкова отличился при освобождении Польши. В апреле того же года наш земляк стал генерал- лейтенантом, 6 апреля 1945 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны продолжал армейскую службу. Награжден орденами Ленина, Суворова 2-й cm., Кутузова 2-й cm.. Красного Знамени (4), медалями. Умер в 1960 г.^^^
Степан Иванович Черняк родился в 1898 г. в деревне Черневичи ныне Борисовского района Минской области. В начале 1917 г. служил в Русской армии, с 1918 г. — комвзвода красногвардейского отряда в Орше, который в 1919 г. влился в 10-й Минский полк. В составе полка участвовал в боях с польскими интервентами. В феврале 1921 г., после окончания Московских пехотных командных курсов С. Черняк был назначен помощником командира роты при Высшем институте политсостава РККА в Петрограде. Затем служил в Закавказье, Ленинграде, являлся командиром стрелкового батальона 111-го стрелкового полка 37-й Повочеркасской стрелковой дивизии БВО. С апреля 1932 г. — инструктор- руководитель Учебного центра переподготовки комсостава запаса БВО в Бобруйске. С июня 1934 г. служил в Московском военном округе на различных должностях, в том числе — командиром 2-го стрелкового полка 1-й Московской Пролетарской стрелковой дивизии. В 1936—1937 гг. находился в Испании в качестве советника при командире 11-й дивизии Республиканской армии, был награжден орденом Ленина. С августа 1939 г. — командир 136-й стрелковой дивизии, которая в составе 13-й армии Северо-Западного фронта участвовала в советско-финляндской войне, отличилась при прорыве линии Маннергейма, за что была награждена орденом Ленина, а комдив удостоен звания Героя Советского Союза (7 апреля 1940 г.). В этом же году одним из первыхв РККА он стал генерал-лейтенантом. Накануне Великой Отечественной войны С. Черняк — командир 3-го стрелкового корпуса Закавказского военного округа, с июля 1941 г., когда на базе корпуса была сформирована 46-я армия, стал ее командующим. В декабре 1941 г. назначен и. д. командующего Отдельной Приморской армией, с которой участвовал в обороне Севастополя. С февраля 1942 г. — командующий 44-й армией Крымского фронта. Директивой Ставки ВГК от 29 мая того же года за поражение в Крыму освобожден от должности. Понижен в воинском звании до полковника. В дальнейшем командовал стрелковыми дивизиями. С октября 1943 г. — командир 162-й стрелковой дивизии 65-й армии Белорусского фронта, которая участвовала в Гомельско- Речицкой, Калинковичско-Мозырской и других наступательных операциях по освобождению Беларуси. За освобождение Речицы дивизия С. Черняка была награждена орденом Красного Знамени. В начале 1944 г. назначен командиром 41-й стрелковой дивизии 1-го Белорусского фронта, которая освобождала Беларусь, Польшу, участвовала в штурме Берлина. В июне 1944 г. С. Черняк стал генерал-майором. Награжден орденами Ленина (3), Суворова 2-й cm. (2), Кутузова 2-й cm.. Красного Знамени (3), другими наградами. После войны возглавлял Управление боевой подготовки Группы советских войск в Германии, являлся военкомом Калининской области и Краснодарского края. Умер в 1976 г.^^^ Приобрели боевой опыт в Испании известные военачальники периода Великой Отечественной войны, служившие в Беларуси или отличившиеся при ее освобождении: Кирилл Афанасьевич Мерецков (незадолго до командировки на Пиренеи занимал должность начальника штаба БВО); Павел Иванович Батов (Почетный гражданин Бобруйска, Барановичей, Калинковичей, Лоева, Речицы, Светлогорска, Слонима, в освобождении которых принимала участие 65-я армия под его командованием)^^^; Александр Ильич Родим-цев (после возвращения из Испании служил в Бобруйске, участвовал в походе в Западную Беларусь); Михаил Степанович Шумилов (в 1938 г. — командир 11-го стрелкового корпуса БВО, участвовал в походе в Западную Беларусь, в 1948—1949 гг. командовал БВО)^^^, Иван Сидорович Лазаренко (в ходе Белорусской операции командовал 369-й стрелковой дивизией, погиб при прорыве обороны противника на территории Могилевской области в 1944 г., похоронен в г. Могилеве)^^‘^ и многие другие.
Моряки
Несколько десятков советских военных моряков, находившихся в Испании в качестве советников, командиров и членов экипажей подводных лодок и торпедных катеров, имели в качестве главной задачи помощь Республиканскому флоту в обеспечении доставки военных грузов морским путем. Заметный след в событртях на морском театре военных действий оставил наш земляк Валентин Петрович Дрозд, родившийся в Буда-Кошелево. В 1928 г. окончил Военно-морское училище им. М. В. Фрунзе, служил помощником вахтового начальника линкора «Октябрьская революция», летчиком-наблюдателем гидроавиаотряда, штурманом и командиром эсминца, старшим помощником командира линкора «Марат» на Балтийском флоте.
В. Дрозд прибыл в Испанию, на военно-морскую базу Республиканского флота в Картахене, в первой половине ноября 1936 г. и был назначен военным советником командира флотилии эсминцев В. Рамиреса. Непосредственным начальником В. Дрозда являлся старший морской советник Н. Г. Кузнецов, позже нарком ВМФ СССР, известный советский флотоводец. В своих мемуарах «На далеком мередиане», рассказывающих об испанских событиях, Н. Кузнецов посвятил много теплых слов профессиональным и личным качествам нашего земляка. Он вспоминал, что В. Дрозд чрезвычайно быстро нашел общий язык с «шумливым и подчас взбалмош-ньш» в. Рамиресом и умел, как никто другой влиять на него. Они даже сдружились и все свободное время проводили вместе. По инициативе В. Дрозда флотилия эсминцев начала постепенно превращаться в серьезное боевое формирование. Именно он настоял на введении постоянного боевого дежурства кораблей в море между Картахеной и Алжиром для встречи и сопровождения шедших в Картахену грузовых судов.
Флотилия эсминцев насчитывала 15 судов, но испытывала острую нехватку профессиональных кадров. В. Дрозд инициировал организацию командирской учебы, сломив сопротивление В. Рамиреса, которому казалось, что сначала нужно окончить войну и лишь потом учиться. В. Дрозд лично составлял планы занятий и военных учений, по его инициативе эсминцы начали ежедневно выходить в море на практические торпедные и артиллерийские стрельбы. Как пишет Н. Кузнецов, главным при этом были «личный пример в бою и высокие знания» В Дрозда: «В. П. Дрозд был... грамотным, смелым моряком, оказавшим большую услугу своим испанским друзьям»^^^. В. Дрозд, который в Испании получил псевдоним «Дон Рамон», неоднократно лично принимал участие в боевых действиях флотилии, хотя по рангу советника не обязан был этого делать. Так, в марте 1937 г. он участвовал в торпедировании и потоплении флагманского корабля франкистского флота «Балеарес». В середине апреля того же года на эсминце «Антекера», флагмане республиканской эскадры, В. Дрозд, Н. Кузнецов и В. Рамирес вышли на перехват кораблей мятежников, охотившихся в Средиземном море за советскими грузовыми транспортами. Стоя на капитанском мостике, В. Дрозд фактически руководил этой операцией, в ходе которой эсминцы обстреляли франкистские порты Малагу и африканскую Мелилью.
«В. Дрозд не раз вызывал восхищение своим поведением. Таким мы знали Валентина Петровича и в годы Великой Отечественной войны», — пишет в своих мемуарах Н. Кузнецов.
За Испанию наш земляк получил ордена Ленина и Красного Знамени. С ноября 1937 г., после возвращения на родину, он командовал бригадой эсминцев Балтий-ского флота, в 1938—1940 гг. — Северным флотом. В 1940 г. стал контр-адмиралом. Участвовал в советско-финляндской войне. Накануне Великой Отечественной войны — командир эскадры Балтийского флота. В августе 1941 г. руководил тяжелейшим переходом эскадры из Таллина в Кронштадт. Его моряки участвовали в обороне о. Ханко и Ленинграда, за что В. Дрозд был награжден вторыми орденами Ленина и Красного Знамени. Нелепая смерть настигла его 29 января 1943 г. на льду Ладожского озера под Ленинградом: машина попала в полынью, образовавшуюся от взрыва авиабомбы. В. Дрозд похоронен в Александро-Невской лавре Санкт-Петербурга. Его имя было присвоено эскадренному миноносцу Балтийского флота, увековечено на мемориальной доске среди других выдаюш,ихся воспитанников Высшего военно-морского училища им. М. В. Фрунзе в Санкт-Петербурге. В Буда-Кошелево установлен памятник знаменитому земляку, его имя носит одна из улиц^^^.
Сотрудники спецслужб
В Испании находились также белорусы и уроженцы нашей республики, командированные туда как сотрудники спецслужб. Советские военные разведчики и организаторы диверсионной деятельности направлялись в Испанию по линии Разведывательного управления НКО и Иностранного отдела НКВД.
Первым главным военным советником в Испании стал профессиональный военный разведчик Я. Берзин — один из создателей системы советской военной разведки, более 10 лет возглавлявший Разведупр НКО. Начальником отделения «X» (Испания) в этом управлении с 8 августа 1936 по 15 июля 1938 г. являлся белорус полковник Григорий Григорьевич Шпилевский, уроженец Гомеля^Резидентуру ИНО НКВД СССР в Испании, созданную в сентябре 1936 г. при республиканском министерстве внутренних дел, возглавил Лев Лазаревич Фельдбин (в Испании был известен как Александр Михайлович Орлов), который официально числился заместителем главного военного советника. А. Орлов был уроженцем Бобруйска. В годы Гражданской войны являлся начальником контрразведки 12-й армии Юго-Западного фронта, на фронте познакомш1Ся с Ф. Э. Дзержинским, который и дал ему в 1920 г. «путевку» в ОГПУ. С 1926 г. как сотрудник Иностранного отдела ОГПУ находился на нелегальной работе во Франции, Германии, Австрии, Великобритании. С сентября 1936 г. — в Испании. В октябре 1936 г. под непосредственным руководством А. Орлова была осуществлена сложная операция по эвакуации в СССР испанского золотого запаса. Почувствовав угрозу ареста в случае возвращения на родину, А. Орлов с женой и дочерью бежал в августе 1938 г. в США. Оттуда направил письмо И. Сталину с требованием обеспечить безопасность оставшихся в СССР родственников в обмен на собственное молчание. Лишь после смерти И. Сталина, в 1953 г. А. Орлов выпустил в США книгу «Тайная история сталинских преступлений». Бывший советский разведчик скончался в Кливленде в 1973
Заместителем А. Орлова в Испании являлся Наум Маркович Белкин родом из Жлобина. В 1920-е гг. работал в Наркомате иностранных дел. Владел английским, французским, испанским, арабским языками. С июня 1931 г. — сотрудник Иностранного отдела ОГПУ. Нелегально работал в Германии, Югославии, Болгарии, Уругвае. В связи с бегством А. Орлова в США, Н. Белкин был отозван из Испании в Москву, в начале 1939 г. уволен из НКВД и арестован. Позже освобожден и в первые дни Отечественной войны направлен старшим политруком в Центральный военный госпиталь РККА. В ноябре 1941 г. командирован в Иран, где умер от тифа в Тавризе в марте 1942 г.
После бегства А. Орлова руководителем резидентуры НКВД в Испании стал Наум Исакович Эйтингон, уроженец Шклова. Его карьера чекиста началась в 1920 г. службой в Го-мелъской ЧК, Позже окончил Восточный факультет Военной академии Генштаба и был направлен в Иностранный отдел ОГПУ В октябре 1925 г. — в советской резидентуре в Китае, затем в Турции, Франции, Бельгии, Великобритании. Главной задачей Н. Эйтингона в Испании, где он находился под именем Леонида Александровича Котова, была организация диверсий во франкистском тылу и внедрение агентов в руководство националистов. Удалось завербовать даже племянника лидера испанской фашистской фаланги А. Примо де Ривера, который снабжал его стенограммами совеш^аний военного руководства, информацией о контактах Ф. Франко с немцами и итальянцами, о сроках прибытия немецких, итальянских, португальских воинских контингентов и копиями переписки с А. Гитлером и Б. Муссолини.
«Головной болью» советских чекистов под руководством Н. Эйтингона была Рабочая партия марксистского единства (ПОУМ), исповедовавшая идеи Л. Д. Троцкого. Летом 1937 г., по указанию Москвы, им удалось организовать уничтожение одного из лидеров ПОУМ А. Нино и некоторых видных интербригадовцев, стоявших на позициях этой партии. 13 ноября 1937 г. Н. Эйтингон был награжден орденом Красного Замени. После Испании он работал во Франции, затем в Москве, в 1940 г. стал одним из главных организаторов убийства Л. Троцкого, жившего в изгнании в Мексике. Непосредственным исполнителем этой акции, получившим за нее звание Героя Советского Союза, стал бывший лейтенант испанской Республиканской армии Р. Меркадер.
За выполнение специальных заданий в годы Великой Отечественной войны Н. Эйтингон был награжден орденами Суворова 2-й cm. и А. Невского. В 1945 г. ему было присвоено звание генерал-майора госбезопасности. Однако в октябре 1951 г. Н. Эйтингон был арестован. В марте 1953 г. после смерти И. Сталина его освободили и восстановили в органах госбезопасности, затем в июле того же года вновь арестовали в связи с делом Л. П. Берии. Вышел на свободу только в 1964 г., после чего долгое время работал в издательстве «Международные отношения». Умер в 1981 г. Посмертно реабилитирован в 1992 г.с оперативными заданиями выезжал в сражавшуюся Испанию Сергей Михайлович Шпигельглас — с октября 1936 г. заместитель начальника Иностранного отдела НКВД СССР. За их успешное выполнение он был награжден в ноябре 1937 г. орденом Ленина. С. Шпигельглас родился в 1897 г. в м. Мосты Гродненской губернии. С 1924 г. работал в ЧК Беларуси, в 1925 г. был отозван в ИНО и направлен в Монголию для агентурной работы по Китаю и Японии. С 1926 г. работал как разведчик-неяегал во Франции. В феврале-июне 1938 г. исполнял обязанности руководителя внешней разведки НКВД СССР. В 1938 г. арестован, в январе 1941 г. расстрелян. Реабилитирован в 1956 г.^^^
В работе резидентуры ИНО НКВД в Испании были задействованы также резидентуры, находившиеся в других странах. В период испанских событий на нелегальном положении во Франции работал разведчик Я. И. Серебрянский, который принимал активное участие в организации поставок оружия и военной техники республиканскому правительству из европейских стран через подставные фирмы. Так, в августе—сентябре 1936 г. с помощью одного из его агентов были закуплены 20 французских военных самолетов и подобраны пилоты, которые несколькими рейсами перегнали машины в Испанию^^^, Яков Исаакович Серебрянский (наст, фамилия Бергман) родился в 1892 г. в Минске. С 1920 г. работал в центральном аппарате ВЧК, с 1923 г. — во внешней разведке. Находился на нелегальной работе в Палестине, возглавлял нелегальные резидентуры в Бельгии и Франции. В 1929 г. был назначен начальником подразделения нелегальной разведки ОГПУ, в июле 1934 г. возглавил Спецгруппу особого назначения при НКВД СССР, в 1935—1936 гг. находился в спецколшндиров- ках в Китае и Японии, затем во Франции. В 1938 г. был отозван в СССР, арестован и 7 июля 1941 г. приговорен к расстрелу, но приговор не был приведен в исполнение. В августе 1941 г. Я. Серебрянский был амнистирован и восстановлен на службе. Он занимал руководящие посты в 4-м управлении НКВД—НКГБ СССР, лично участвовал во мно-гих разведывательных операциях. Полковник госбезопасности Я. Серебрянский был награжден орденами Ленина (2), Красного Знамени (2), многими медалями. Однако в 1953 г. он был вновь арестован и в марте 1956 г. скончался в тюрьме во время допроса. Реабилитирован в 1971
Непосредственное отношение к испанским событиям имел разведчик-нелегал в Италии Лев Ефимович Маневич, уроженец м. Чаусы на Могилевщине. С 1918 г. он служил в Красной Армии, участвовал в Гражданской войне. В 1921 г. окончил Высшую школу штабной службы комсостава РККА, в 1924 г. — Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе, в 1929 г. — курсы при Военно-воздушной академии им. Н. Э. Жуковского. С середины 1930-х гг. выполнял специальные задания в странах Западной Европы под видом владельца коммерческих фирм. В период испанской войны, находясь в Италии, представлялся летчиком-любителем, через контакты с итальянскими пилотами, летавшими в Испанию, собирал и передавал в Москву сведения о технических новшествах в оснащении итальянских самолетов, направляемых франкистам. 12 декабря 1936 г. был арестован итальянской полицией и приговорен к 12 годам заключения, которое отбывал в Италии. В 1943 г. передан немцам и содержался в нацистских концлагерях, где участвовал в Сопротивлении. 6 мая 1945 г. освобожден американскими войсками из лагеря в Маутхаузене (Австрия), будучи уже безнадежно больным. Умер 9 мая 1945 г. Первоначально был похоронен в Маутхаузене, при этом на могиле была сделана надпись с указанием имени, которым он называл себя в лагере: «Советский полковник Старостин Яков Никитич». После установления настоящего имени разведчика и присвоения Л. Маневичу 20 февраля 1965 г. звания Героя Советского Союза, его прах был перенесен на кладбище Сан-Мартин в г. Линц (Австрия), где похоронены советские воины, погибшие в боях на территории этой страны. На могиле установлен памятник с надписью: «Герой Советского Союза полковник Л. Е. Маневич»Важное место в деятельности НКВД СССР в Испании занимала организация разведывательно-диверсионных формирований в тылу франкистских войск. Заметный след в партизанской деятельности на территории Испании оставили белорусы К, П. Орловский, А. М. Раб- цевич, В. 3. Корж.
Кирилл Прокофьевич Орловский — уроженец деревни Мышковичи ныне Кировского района Могилевской области. В 1915 г. был призван в армию. С 1918 г. работал в Оршанской ЧК. В этом же году организовал и возглавил партизанский отряд, действовавший в тылу кайзеровских войск на территории Беларуси. В 1919 г. — сотрудник Бобруйской ЧК. В 1919—1920 гг. учился на курсах комсостава, окончил Коммунистический университет национальных меньшинств Запада им. Ю. Мархлевского в Москве, участвовал в боях Гражданской войны на Западном и Петроградском фронтах. В 1921—1925 гг. вновь участвовал в партизанском движении на территории Западной Беларуси. С 1930 г. — сотрудник ОГПУ-НКВД Беларуси. Был награжден орденом Трудового Красного Знамени БССР. С января 1937 по январь 1938 г. по линии советской внешней разведки находился в Испании под псевдонимом «Стрик» (от английского слова, означающего ударник в спусковом механизме стрелкового оружия. — И. В.) в качестве советника по партизанскому движению. Маршруты разведывательно-диверсионной группы К. Орловского пролегали по франкистским тылам на юго-западе Испании — в провинции Севилья, горах Андалусии, долине реки Гвадалквивир. Так, только с 30 мая по 20 июля 1937 г. его группа в составе 10 человек, среди которых все, кроме одного, были испанцами, прошла по тылам противника 750 км в тяжелейших условиях: двигались только ночью, по горам и скалам, обрывам, покрытым колючим кустарником, при минимальном количестве продуктов и еды. За этот период диверсанты подорвали 2 состава (железнодорожный путь минировал сам К. Орловский), совершили нападение из засады на несколько грузовых и легковых машин, наметили объекты для будущих диверсий. Однако и сами нарвались на засаду, вступили в бой и понесли потери.донесениях К. Орловского о разведывательно-диверсионной деятельности в Испании, которые хранятся в архиве ФСБ России (бывшем архиве КГБ СССР), отражены большие трудности, с которыми пришлось столкнуться ему лично и другим советским чекистам, когда они пытались действовать в незнакомой, абсолютно другой по менталитету населения стране, методами, применявшимися ими в 1920-х гг. на родине. К. Орловский пишет о «чистках», которые вынужден был проводить среди членов своей группы, замене некоторых из них более дисциплинированными, «устойчивыми» партизанами, о необходимости постоянно прилагать усилия к активизации боевой деятельности группы, о несоблюдении испанскими партизанами правил конспирации и пр. Из документов видно, что в значительной степени эти сложности были обусловлены недовольством многих испанцев откровенно разрушительными и жестокими методами действий диверсантов, в результате которых страдало, как ни в чем не повинное население, так и жизненно важные хозяйственные объекты ^собственно, та же проблема иногда проявлялась и на оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны. — И. В.).
После завершения рейда К. Орловского назначили советником Мадридского интернационального разведывательнодиверсионного отряда под командованием Л. П. Василевского, созданного усилиями сотрудников НКВД СССР. В отряде было около 150 бойцов, половина — испанцы, остальные — болгары, французы, англичане, американцы, канадцы, латыши. Любопытный факт: в этом отряде находился Лев Савинков — сын небезызвестного левого эсера — террориста Бориса Савинкова. Он вырос в эмиграции во Франции, но приехал в Испанию добровольцем сражаться на стороне республиканцев.
У истоков Мадридского отряда стоял чекист Г. С. Сы- роежкин, который в 1924 г. был одним из организаторов операции по выезду Б. Савинкова из Польши в СССР и его аресту в Минске, после чего тот вскоре загадочно погиб в тюрьме на Лубянке. Сын не знал о роли Г. Сыроежкина в гибели отца. Мало того, по ходатайству Г. Сыроежкина Савинкову — младшему вскоре было присвоено звание лейтенанта, а затем капитана Республиканской армии. Он часто выступал также в роли переводника К. Орловского, одновременно обучаясь у него методике диверсионной деятельности.
Находясь в отряде, К. Орловский занимался подготовкой диверсионных групп к переброске в тыл противника. Эти группы добились немалого успеха, в том числе в сборе важных разведданных. Так, разведчики К. Орловского первыми узнали о прибытии из Германии новейших прицелов для бомбометания, которые были замаскированы в коробках с наклейками «Шведские примусы».
Позже Мадридский отряд вошел в состав 14-го (партизанского) корпуса Республиканской армии, сформированного из отдельно действовавших групп и отрядов. Советские военные настаивали на переходе от разовых вылазок в тыл противника к постоянной дислокации там партизанских формирований, но испанское командование на это не пошло. К. Орловский стал советником командира корпуса и еще дважды лично ходил с диверсионными групполш в тыл противника. Однако основньш направлением его деятельности бьто обучение курсантов. При корпусе были созданы две спецшколы по подготовке партизанских кадров — под Барселоной и Валенсией.
Работавшая с К. Орловским переводчица — дочь известного русского писателя Г. П. Данилевского Елена, которая с юных лет жила в Испании, вспоминала, что наш земляк был «горячим и неуемным, горячо и страстно, с настоящим южным темпераментом проводил занятия. Курсанты его любили. Но переводить его было не так просто: острому языку Стрика были чужды округлые банальные фразы. Стрик, занимаясь с гершгьерос (^[артизанами. — И. В.), часто прибегал к образным, метким, не всегда дипломатичным выражениям, к русским пословицам и поговоркам. Приходилось не только переводить слова советника об особенностях устройства мин, гранат, но и разъяснять им, чем страшны и опасны кузькина мать и место, где раки зимуют, что такое тещины блины и как это можно писать вилами по воде»^Постановлением ЦИК СССР от 13 ноября 1937 г. о награждении группы работников НКВД, участвовавших в испанских событиях, К Орловскому был вручен орден Ленина, причем это произошло в госпитале, куда он попал вследствие тяжелой контузии позвоночника, полученной в Испании^^^^.
После возвращения из Испании в январе 1938 г. К. Орловский учился на курсах при Особом отделе НКВД СССР, но затем дала о себе знать контузия, и в 1939—1940 гг. он недолгое время работал помощником директора Чкаловского сельскохозяйственного института. Однако уже в июле 1940 г. вернулся на службу в органы госбезопасности и в марте 1941 г. был направлен в качестве советника по диверсионной работе в Китай, где находился до мая 1942 г. В период Великой Отечественной войны, с 1942 г. действовал на оккупированной территории Беларуси: являлся командиром разведывательно - диверсионного спецотряда НКГБ СССР «Соколы». 20 сентября 1943 г. удостоен звания Героя Советского Союза. В 1944 г. возглавил колхоз «Рассвет» в своих родных местах, превратил его в крупнейшее передовое хозяйство. 18 мая 1958 г. стал Гвроем Социалистического Труда. Умер в 1968 г.
Плечом к плечу с К. Орловским прошел значительную часть жизни, в том числе в Испании, его земляк — Александр Маркович Рабцевич. Он родился в деревне Лозовая Буда ныне Кировского района Могилевской области. В составе Русской армии в 1916 г. принимал участие в боях на Западном фронте. Под Барановичами пережил газовую атаку противника. Был награжден Георгиевским крестом 4-й cm. В 1918 г. сражался в одном партизанском отряде с К. Орловским против германских и польских интервентов, в 1919 г. с ним же воевал под Петроградом, в 1920 г. окончил школу комсостава РККА, в 1921 г. партизанил в Западной Беларуси. С 1925 г. служил во внешней разведке ОГПУ- НКВД, в 1937—1938 гг. по этой линии был направлен в Испанию в качестве советника командира разведотряда 18-йбригады Республиканской армии. В ноябре 1937 г. был награжден орденом Красной Звезды. После Испании служил в НКВД БССР в Минске. В начале Великой Отечественной войны А. Рабцевич командовал ротой в Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения НК ГБ СССР (ОМСБОН). В июле 1942 г. возглавил разведывательно-диверсионный спец- отряд НКГБ БССР «Храбрецы» на территории Беларуси. 5 ноября 1944 г. стал Героем Советского Союза. До 1952 г. полковник А. Рабцевич работал в органах госбезопасности БССР. Умер в 1961 г.^^^
С Испанией была связана также судьба еще одного нашего известного земляка — Василия Захаровича Коржа родом из деревни Хоростово ныне Солигорского района Минской области. Так же у как К. Орловский и А. Рабцевич у он участвовал в 1921—1925 гг. в партизанском движении на территории Западной БеларусИу затем некоторое время работал председателем колхоза на Минщине. С 1936 г. — в органах НКВД. В Испании являлся советником командира одного из разведывательно-диверсионных интернациональных отрядову был награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды. В 1939 — 1940 гг. — директор совхозов в Краснодарском крае и на Гомелыцине. С 1940 г. — заведующий сектором Пинского обкома КП(б)Б. В первые дни Великой Отечественной войны возглавил в Пинске истребительный батальоНу который вместе с частями Красной Армии оборонял город. Затем командир сформированного на базе батальона партизанского отрядоу Пинского партизанского соединения. В 1943 г. В. Коржу было присвоено звание генерал-майора. 15 августа 1944 г. он удостоен звания Героя Советского Союза. После войны работал заместителем министра лесного хозяйства Б ССР у председателем колхоза. Умер в 1967 г.
Опыт партизанской войны на территории Западной Беларуси в 1920-е гг. пригодился также нашим землякам Никону Григорьевичу Коваленко (вместе с В. Коржом и А. Рабцевичем он сражался некогда в отряде К. Орловского в Испании, являлся советником в Управлении испанской контрразведки) Степану Павловичу Ярошене. С. Ярошеня — боец группы К. Орловского, погиб 13 июля 1937 г. во время очередного рейда по тылам франкистов.
59 советских военнослужащих за участие в боевых действиях в Испании стали Героями Советского Союза, 19 из них — посмертно. 34 человека из числа Героев Советского Союза — летчики (среди них — белорус С. Грицевец), 21 танкист (в т. ч. — белорусы Ф. Ковров, П. Куприянов, Г Склезнев, уроженец Беларуси Н. Селицкий), 2 моряка-подводника, 2 военных советника.
К сожалению, о некоторых наших земляках, навеки оставшихся лежать в испанской земле, практически ничего, кроме имени, не известно. Так, в историко-документальной хронике «Память» Октябрьского района в списке погибших местных жителей указан Иван Ефремович Питушко, 1913 года рождения, родом из деревни Лясковичи Лясковичского сельсовета, который «погиб во время гражданской войны в Испании». Ту же картину можно увидеть в историкодокументальной хронике «Память» Дубровенского района, в которой назван Петр Сергеевич Артёмкин, родившийся в 1919 г. в деревне Искозы, погибший в 1937 г.
9 мая 1989 г. на муниципальном кладбище «Патио де Нуэстра Сеньора де Вальверде» в г. Фуэнкаррал недалеко от Мадрида в присутствии посла СССР в Испании С. Романовского и мэра Мадрида X. Барранко был открыт памятник советским участникам сражений за республику. Авторы памятника — известный советский скульптор А. Рукавишников и архитектор И. Воскресенский. Он представляет собой половину триумфальной арки, что символизирует неполную победу над фашизмом в испанской войне. Арка возвышается над размещенной под наклоном к земле картой Испании. В эту землю навечноуходит группа воинов. Вблизи арки возвышается фигура женщины в крестьянском платке, которая воплощает Родину-мать, провожающую своих сыновей в последний путь. На боковой стене арки высечены имена 182 погибших советских военнослужащих, однако список этот не только не полный, но и требующий уточнений, поскольку содержит ряд имен оставшихся в живых, например, летчика Г. Н. Тупикова и механика по вооружению, позже штурмана, А. А. Шукаева из 114-й штурмовой авиабригады БВО. В то же время не названы 23 фамилии погибших из списка, опубликованного в первом томе «Книги Памяти. 1923—1939 гг.». Из числа наших земляков на памятнике упомянуты 9 человек: Ф. Ковров, П. Корсунов, П. Куприянов, А. Микулович, Н. Селицкий, Г. Склезнёв, 3. Скутов, И. Турчин, К. Черненко.
Это символическое захоронение, поскольку не сохранилось не только настоящих могил советских военнослужащих (все их могилы после победы франкистов были уничтожены), но и данных о местах захоронений. Усилия по поиску, предпринимавшиеся в 1970—1980-х гг. посольством СССР, советским руководством совместно с испанскими властями, не увенчались успехом.
 


гугл

ya



Категория: История | Добавил: Forester (28.08.2016)
Просмотров: 100 | Теги: история, Война в Испании, республиканская испания | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: