Главная » Статьи » История

ПОМОЩЬ СОВЕТСКОГО СОЮЗА РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ИСПАНИИ. ЧАСТЬ 1

ВОЕННАЯ ПОМОЩЬ СОВЕТСКОГО СОЮЗА РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ИСПАНИИ. УЧАСТИЕ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ БЕЛОРУССКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА, БЕЛОРУСОВ И УРОЖЕНЦЕВ БЕЛАРУСИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

Вовлечение Советского Союза в военные события на Пиренейском полуострове потребовало придать его контактам с Испанией официальный характер, поскольку до этого между странами не существовало дипломатических отношений. 29 августа 1936 г. верительные грамоты президенту Испанской республики М. Асанье вручил первый полпред СССР в Испании М. И. Розенберг. К обязанностям генерального консула в провинции Каталония приступил В. А. Антонов-Овсеенко. В это же время в Испанию были направлены корреспонденты крупнейших советских газет «Правда» и «Известия» — М. Е. Кольцов и Э. Г. Эренбург.
Одновременно с персоналом полпредства и генконсульства в Испании появились и несколько первых военных советников, снабженных дипломатическими паспортами и числившихся поначалу сотрудниками указанных дип- миссий. Официальная советская историография предпочитала не упоминать об этом факте, свидетельствующем, что предварительная договоренность об оказании военной помощи была достигнута, вероятно, не позднее середины августа 1936 г. Подтверждение этому можно обнаружить на страницах некоторых мемуаров, например, Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова, который прибыл в Испанию в конце августа 1936 г. под видом военного атташе полпредства, но в действительности приступил к работе советником по военно-морским делам при штабе Республиканского флота.
Секретарем военного атташе при полпредстве СССР в Испании с сентября 1936 по ноябрь 1937 г. являлся уроженец Беларуси И. М. Ратнер.


Карта боевых действий в Испании


Иосиф Маркович Ратнер родился в 1901 г. в м. Шумячи Климовичского уезда Могилевской губернии (ныне — райцентр Смоленской области. — И. В.) В 1929 г. окончил Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе, в 1947 г. — Академию Генерального штаба. Кандидат военных наук (1948 г.). Служил в авто- бронетанковых частях. В Испанию был направлен с должности командира механизированного полка. После возвращения на родину находился в распоряжении Разведывательного управления Генерального штаба РККА, с ноября 1937 по октябрь 1939 г. являлся помощником военного атташе при полпредстве СССР в Китае. В годы Великой Отечественной войны служил в Главном автобронетанковом управлении Красной Армии, находился на преподавательской работе в военных учебных заведениях. Генерал-майор танковых войск (1944 г.). Умер в 1953 г.
В сентябре 1936 г. в Испании пришел к власти новый кабинет министров во главе с лидером Социалистической партии Ф. Ларго Кабальеро, который одновременно стал военным министром. Этот «испанский Ленин», как его называли, продолжил политику ориентации на военную помощь со стороны СССР и предпринял неоднократные обращения к руководству Советского Союза через полпреда М. Розенберга.
По поручению Политбюро ЦК ВКП(б) Разведывательное управление Наркомата обороны СССР и Иностранный отдел Наркомата внутренних дел СССР разработали и приняли 14 сентября 1936 г. план «Операции X» — оказания военной помощи республиканской Испании. Он предполагал военно-техническую помощь (поставку военной техники, оружия и боеприпасов, организацию их сборки и ремонта, а также производства на предприятиях Испании) и направление военных советников для участия в создании вооруженных сил, разработке военных операций, подготовке военных специалистов. Непосредственного участия советских военнослужащих в боевых действиях вначале не планировалось, однако катастрофическое положение республиканских войск под Мадридом, сложившееся к осени 1936 г., заставило советское руководство перейти также к этой форме оказания помощи и развивать ее в последующем.План «Операции X» был утвержден на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 29 сентября 1936 г. В решении об этом были закреплены следующие положения: «... а) Утвердить план операции по доставке личного состава и специальных машин в «X», возложив полное осуществление всей операции на тт. С. Урицкого (начальника Разведывательного управления НКО) Судьина (ио наркома внешней торговли); б) На проведение специальной операции отпустить Разведупру 1 910 000 советских рублей и 190 000 американских долларов».
Имеющиеся данные свидетельствуют, что СССР направлял в Испанию не только собственные технику и вооружение, НО и организовывал закупки в третьих странах — Франции, Великобритании, Мексике, Чехословакии. Для этой цели в Разведупре были созданы специальные стру-ктуры, сотрудники которых действовали через третьих лиц обычно с мексиканскими или южноамериканскими паспортами, суда фрахтовались в нейтральных или далеких от европейской политики странах: Швеции, Бразилии, Аргентине.
4 октября 1936 г. испанский пароход «Комнэчин» доставил из Феодосии в порт Картахена первую партию вооружения: 6 гаубиц, 6 тыс. снарядов к ним, 240 гранатометов, 100 тыс. гранат, 20 350 винтовок, 16,5 млн патронов. Причем гаубицы были английского, а гранатометы германского производства из числа сохранившихся на советских военных складах со времен Первой мировой войны. Были и пушки, выпущенные на Путиловском заводе в Петербурге в 1905 г. Вслед за тем СССР начал поставки современных образцов советской боевой техники и вооружения: истребителей И-15 и И-16, бомбардировщиков СБ, штурмовиков Р-5ССС, танков Т-26 и БТ-5, бронеавтомобилей БА-3, БА-6 и ФАИ, торпедных катеров Г-5 и пр. В Испанию направлялись также запасные моторы к танкам и самолетам, бензозаправщики, зенитные орудия, прожекторные и радиостанции, походные автомастерские, другая техника и снаряжение — вплоть до полевых биноклей.

Самолет Р5-ССС
Самолет Р5-ССС

До сентября 1937 г. в основном из черноморских портов СССР — Севастополя, Феодосии, Керчи, Одессы, а также из Ленинграда благополучно добрались до Испании в порты Картахена и Аликанте 23 крупных транспорта с продовольствием, военной техникой и вооружением, а также группами советских военных и гражданских специалистов^ Всего в Испанию было направлено 66 «игреков» (так в целях соблюдения секретности называли эти суда) из них наибольшее количество — 52 корабля — в 1936— 1937 гг.^^^ Затем франкисты с помощью итальянских военных кораблей и германских подводных лодок, которые маскировались под суда «неизвестной национальности», практически полностью перекрыли средиземноморскую трассу, задерживая не только советские суда, но и британские, французские, греческие, норвежские. До мая 1937 г. было совершено 86 нападений на советские корабли в Средиземном море, при этом три судна — «Комсомол», «Тимирязев» и «Благоев» — были потоплены, команда «Комсомола» 11 месяцев провела в застенках франкистской тюрьмы.
Эти обстоятельства заставили изменить трассу: суда стали направлять из Ленинграда, Мурманска и Архангельска в испанские порты на побережье Бискайского залива. В период, когда Франция временно открыла свою границу (с середины 1937 до середины 1938 г.), использовалась также трасса Балтика — Ла-Манш — побережье Франции. В интересах соблюдения строжайшей секретности все «игреки» изменяли свой внешний вид, названия, сопроводительные документы, пункты погрузки тщательно маскировались, в большинстве случаев команды судов до выхода в море не были осведомлены о предстоящем маршруте. Структура- института советских специалистов в Испании состояла из трех уровней. Высший ранг имел главный военный советник. За весь период их сменилось три: Я. К. Берзин (наст. П. Кюзис) (1936—1937), Г. М. Штерн (1937—1938), уроженец Беларуси К. М. Качанов (1938—1939).Второй уровень составляли старшие советники в различных службах Генерального штаба Республиканской армии, Генеральном военном комиссариате, штабе ВВС (в т. ч. белорус Т. В. Малашкевич), штабе артиллерии, штабе ПВО (в т. ч. белорус Н. Н. Нагорный), штабе партизанского движения, санитарно-медицинском управлении.
На третьем уровне находились советники при командовании и штабах фронтов (среди них — белорус В. А. Юшкевич), командовании армейскими корпусами, дивизиями, бригадами, флотилиями (в т. ч. белорус В. А. Дрозд). Под их началом работали советские инструкторы. К этому же уровню относились переводчики (среди них — минчанка М. Д. Доброва).
Четвертый уровень составляли летчики, танкисты, зенитчики, саперы, химики, связисты, радисты и радиоразведчики, шифровальщики, моряки, члены группы особого назначения НКВД СССР, политработники, медики, инженеры и техники по вооружению. Часть последних была включена в штаты военных заводов, которые занимались производством оружия и сборкой самолетов^^^
Все направляемые в Испанию проходили тщательный отбор и проверку по линии НКВД. Главные и старшие военные советники и советники фронтов и дивизий утверждались на уровне ЦК ВКП(б), остальные — центральными кадровыми управлениями и кадровыми органами Наркомата обороны. Отъезжающих инструктировал, как правило, начальник Разведупра НКО СССР комкор С. П. Урицкий. Они проходили краткие курсы по истории Испании, испанскому языку. Главные и старшие советники ехали по чужим или дипломатическим паспортам. Остальные — под видом спортсменов, туристов из числа передовиков производства и пр. Все — под чужими именами. Маршруты были разными: морем, по железной дороге в основном через Польшу, Германию, Францию.Обычно каждая смена советских военнослужащих находилась в Испании от 4 до 6 месяцев, их количество сокращалось по мере укрепления Республиканской армии. Они сыграли огромную роль в формировании и обучении этой армии и интернациональных бригад, организации штабов, политического аппарата, службы тыла, партизанских формирований, системы военной подготовки. Советники участвовали в разработке и осуществлении крупнейших военных операций. Летчики, танкисты, зенитчики, моряки и представители других военных профессий принимали непосредственное участие в боевых действиях. Инженеры, техники и рабочие помогали в организации военного производства, ремонте военной техники. В сентябре—октябре 1938 г., после решения об эвакуации иностранцев, практически все советские специалисты покинули Испанию. К марту 1939 г. там оставалась группа из 30 человек во главе с главным военным советником К. Качановым, которую после падения республики вывезли самолетами в Алжир.
Кузьма (Климентий) Максимович Качанов — уроженец деревни Теляки ныне Поставского района Витебской области, В 1932 г. он окончил Военную академию РККА им. М. В. Фрунзе, занимал пост заместителя начальника штаба Ленинградского военного округа. В сентябре 1939 г., после возвращения из Испании, был направлен в Китай на должность советника, затем главного советника при полевом штабе Народно-освободительной армии. В 1940 г. К. Качанову было присвоено звание генерал-майора. В начале Великой Отечественной войны он командовал стрелковым корпусом, затем 34-й армией Северо-Западного фронта, которая в августе 1941 г. участвовала в контрударе войск фронта под Старой Руссой. В сложившейся тяжелейшей обстановке армия не смогла выполнить поставленной перед ней задачи и вынуждена была отступить. 12 сентября 1941 г. К. Качанов трагически погиб. Его обвинили в трусости и самовольном отводе войск. В 1958 г. обвинение было снято.
Всего через Испанию прошло, по разным данным, от 2 до 3 тыс. военнослужащих и около 1 тыс. гражданских лиц. Документы РГВА дают следующие цифры количества «советских командиров, направленных в Испанию» на 13 мая 1939 г.:
общевойсковые советники, инструкторы — 222;
артиллерийские советники,
инструкторы — 64;
саперы — 10;
связисты — 10;
химики — 4;
группа особого назначения — 22;
спецработники — 5;
зенитчики — 35;
политработники — 9;
медработники — 10;
танкисты — 351;
летчики — 772;
моряки — 77;
радисты и радиоразведчики — 101;
шифровальщики — 56;
переводчики — 204;
инженерно-технический состав — 131;

всего — 2084.


По неполным данным, безвозвратные потери среди военнослужащих составили 189 человек, среди гражданских лиц — около 40^^"^, что в процентном отношении составляет 10, 98%.
Немало белорусов, уроженцев нашей республики, а также военнослужащих Белорусского военного округа (с 1938 г. — Белорусский Особый военный округ) принимали участие в оказании военной помощи республиканской Испании в качестве военных советников и непосредственных участников боевых действий.
Самые большие группы советских военнослужащих составляли летчики и танкисты. Они начали прибыватьна испанскую землю, первые — с сентября, вторые — с октября 1936 г. из Белорусского, Киевского, Московского, Ленинградского, Закавказского военных округов, ВВС Краснознаменного Балтийского и Тихоокеанского флотов, авиаподразделений НИИ ВВС и Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского.
Весьма значительным был удельный вес военнослужащих БВО, поскольку этот приграничный округ считался одним из самых подготовленных в Красной Армии. Округ направил в Испанию авиаторов из 142-й истребительной авиабригады (Бобруйск), 83-й истребительной авиабригады (Брянск), 116-й истребительной авиабригады (Смоленск), 114-й штурмовой авиабригады (Гомель), 21-й скоростной бомбардировочной авиаэскадрильи; танкистов из 4-й механизированной бригады (Бобруйск), 3-й механизированной бригады (Старые Дороги). Командир 40-й легкобомбардировочной авиабригады (Витебск) комбриг Я. В. Смушке- вич являлся главным советником по авиации, начальник политотдела этой же бригады дивизионный комиссар И. С. Гальцев — политическим советником в штабе ВВС Республиканской армии. В последний период сражений за Республику главным советником при штабе ВВС был врио командира 21-й скоростной бомбардировочной эскадрильи БВО майор Д. П. Юханов. Командир 6-го механизированного полка 6-й Кубанско-Терской казачьей Краснознаменной Чонгарской дивизии им. Будённого (Гомель) полковник
С. М. Кривошеин являлся советником начальника танковой базы в Арчене (нумерация, названия и места дислокации соединений и частей БВО приводятся по состоянию на сентябрь 1936 г. — И. В).
Летчики
В сентябре 1936 г. в Испании появились поодиночке немногим более 30 первых летчиков, штурманов и авиаинженеров из разных военных округов, имевшие целью подготовить базы для обслуживания ожидаемой из СССР техники. Среди них были Я. Смушкевич, летчик- белорус В. Н. Бибиков, авиаинженер, уроженец Беларуси 3. А. Иоффе.Как уже упоминалось, пилот Воздушной армии особого назначения Московского военного округа капитан В, Бибиков прибыл в Испанию 27 сентября 1936 г. под видом специалиста по закупке сельскохозяйственной техники на борту теплохода «Нева» — первого транспорта из СССР с продовольствием для республики. До прибытия советской авиатехники он вместе с другими летчиками- бомбардировщиками влился в состав сформированной в Альбасете 1-й интернациональной бомбардировочной эскадрильи ВВС Испанской республики под командованием испанца капитана М. Луны. В эскадрилье сражались испанцы, французы, итальянцы, бельгийцы, американцы, поляки, русские эмигранты и др. Советским летчикам пришлось нелегко, поскольку на вооружении эскадрильи состояли боевые, гражданские и спортивные самолеты незнакомых им систем. Несмотря на трудности, 27 октября 1936 г. (по другим данным — 28 октября) эскадрилья совершила первый боевой вылет на бомбардировку аэродрома в Талавере на мадридском направлении. Позднее
В. Бибиков летал ведущим звена в штурмовой авиагруппе, в составе которой сражались в основном летчики 114-й штурмовой авиабригады БВО. В Испании находился до мая 1937 г., был награжден орденом Красного Знамени.
Василий Николаевич Бибиков — уроженец Пропойска (ныне Славгород. — И. В.) Могилевской области, служил в Красной Армии с 1928 г. Окончил Борисоглебскую военную школу летчиков, командовал авиаотрядом. После возвращения из Испании возглавил авиаэскадрилью, исполнял должность командира авиабригады, командовал бомбардировочным авиаполком. В августе 1939 г. был назначен командующим ВВС 2-й Отдельной Краснознаменной Дальневосточной армии, участвовал в боях на реке Халхин-Гол. В начале Великой Отечественной войны командовал ВВС Дальневосточного фронта, позже — воздушной армией, смешанным авиакорпусом. Участвовал в войне с Японией (1945 г.). В послевоенные годы служил на высоких должностях в ВВС, стал генерал- лейтенантом авиации (1954 г.). Был награжден орденамиЛенина, Красного Знамени (4), Красной Звезды (2), другими наградами. Умер в 1989 г. ^^^
Зелик Аронович Иоффе, родившийся на железнодорожной станции Дашковка Могилевской губернии, находился в рядах РККА с 1920 г., ynacmeoeoji в Гражданской войне, затем окончил авиационное училище, служил авиамехаником. В Испанию прибыл по окончании Военно-воздушной академии им. Н. Е. Жуковского и показал себя незаменимым мастером своего дела в должности инженера по эксплуатации 1-й интернациональной авиаэскадрильи, а затем бомбардировочной авиагруппы. 3. Иоффе успешно организовывал ремонт самолетов, которые, казалось, уже не подлежали восстановлению. В марте 1937 г., когда был выведен из строя вследствие плохих метеоусловий аэродром в Сан-Клементе, 3. Иоффе удалось найти неподалеку небольшую сухую возвышенность, более или менее пригодную для оборудования взлетной полосы. Он же придумал, как дотащить самолеты до этой новой площадки: обратились к местному населению, которое с помощью хвороста и соломы соорудило подобие дороги^^^. В период Великой Отечественной войны наш земляк был главным инженером, заместителем командира воздушной армии. После войны продолжал служить по специальности, в 1960 г. возглавил НИИ космической техники в Москве. Генерал-лейтенант инженерных войск (1963 г.) 3. Иоффе был награжден орденами Ленина, Красного Знамени (4), Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й cm.. Красной Звезды, медалями. Умер в 1980 г.
В период 15—21 октября 1936 г. транспорты «Старый Большевик», «КИМ» и «Волголес» доставили в порт Картахена 30 скоростных бомбардировщиков СБ — первую партию направленной в Испанию советской авиатехники.
После прибытия экипажей из Белорусского и Киевского военных округов бьгла сформирована бомбардировочная авиагруппа СБ под командованием полковника А. Е. Златоцветова. Инженером по эксплуатации в группе стал уже упоминавшийся выше 3. Иоффе.28 октября 1936 г. на пароходе «Карл Лепин» из Севастополя в Картахену прибыла первая партия истребителей И-15 в сопровождении 15 летчиков и 36 человек технического персонала из Киевского военного округа, а также 20 рабочих-сборщиков московского авиационного завода № 1.
Через несколько дней, 3—4 ноября 1936 г., на транспортах «Курск» и «Благоев» доставили из Феодосии 31 истребитель И-16, 10 рабочих авиазавода № 21 из г. Горького, 38 человек технического персонала и 31 летчика из 83-й истребительной-авиабригады БВО (Брянск) во главе с командиром 107-й эскадрильи этой бригады капитаном С. Ф. Тарховым. В это же время в Испанию поступил 31 штурмовик Р-5ССС.
Из командированных в Испанию советских летчиков и прибывшей авиатехники были сформированы 3 авиагруппы, в которых сражались также испанские авиаторы: истребительная (первый командир — комбриг П. И. Пум- пур), состоявшая из трех эскадрилий И-15 (первый командир — ст. лейтенант И. И. Конец, предки которого, по некоторым данным, происходили из Беларуси) и трех эскадрилий И-16 (первый командир — капитан С. Ф. Тархов) по 10 самолетов в каждой; бомбардировочная (первый командир — полковник А. Е. Златоцветов) из трех эскадрилий СБ по 9—10 самолетов в каждой; штурмовая (первый командир — майор К. М. Гусев) из 30 самолетов Р-5ССС. Все авиагруппы входили в состав республиканских ВВС, которыми командовал И. Идальго де Сиснерос.
Советские самолеты-истребители испанцы сразу же метко окрестили: И-15 — «чатос» (курносые), И-16 — «москас» (мухи) за весьма похожие очертания передней части машин. Уже цитированный нами Кольцов на одной из страниц дневника весьма прозрачно намекает на национальную принадлежность появившихся в Испании летчиков: «Новый год мы встречали с «курносыми». За длинными столами сидели пилоты-истребители, их коротко стриженые русые головы, круглые лица, веселые глаза и зубы сделали неузнаваемой сумрачную трапезную залу францисканского монастыря.
А вот как описывает он действия советских летчиков- истребителей в Испании: «Курносые» истребители оказались мастерами на все руки. Они ведут разведку, энегично забрасывают части противника небольшими бомбами, они соревнуются со штурмовиками в стрижке и бритье наземных целей, они раскидывают листовки над городами, занятыми фашистами. Но это между прочим. Главная задача истребительных частей... бороться с основной массой германо-итальянской авиации, препятствовать ее бандитским налетам... оберегать мирное, беззащитное население... Сейчас (запись сделана 2 января 1937 г. ) эта задача отлично выполняется. Далось это все не сразу..
Последняя фраза говорит о многом. Из первой прибывшей в Испанию группы пилотов истребителей И-16, направленной 83-й авиабригадой БВО, погибли 8 летчиков: С. Тархов, В. М. Бочаров, Д. И. Жеданов, Ф. К. Зама- шанский, К. И. Колесников, Д. А. Лесников, Д. Ф. Павлов, И. А. Хованский. 9 человек из состава этой группы были удостоены звания Героя Советского Союза: С. Тархов,
B. Бочаров, К. Колесников, И. Хованский, Н. Ф. Баланов,
C. П. Денисов, И. А. Лакеев, С. А. Черных, П. Ф. Шевцов (четверо первых — посмертно). Все летчики группы награждены орденами Красного Знамени, из них 20 человек — дважды.
Машины капитанов С. Тархова и В. Бочарова были сбиты в воздушном бою 13 ноября 1936 г. Последнему удалось с большим трудом посадить свой самолет, однако это произошло на территории противника. Летчика долго избивали, издеваясь, возили по улицам, потом обезглавили, а останки сбросили в ящике с парашютом над аэродромом республиканцев. Когда ящик вскрыли, обнаружили записку следующего содержания: «Это подарок командующему ВВС красных, пусть знает, что ждет его самого и его красных крыс-большевиков». Останки зверски убитого летчика продемонстрировали иностраннымкорреспондентам. Шум, поднятый в международной прессе, заставил Ф. Франко отдать лицемерный приказ о расследовании происшествия. Однако результатов оно, естественно, не дало.
С. Тархов сумел выброситься из горящего самолета с парашютом, однако бойцы испанской Народной милиции приняли его за вражеского пилота и обстреляли в воздухе. Тяжело раненный С. Тархов скончался 23 ноября 1936 г. в мадридском госпитале. М. Кольцов рассказал на страницах своего «Испанского-дневника» о гибели обоих летчиков, выведя их под именами Хосе Галарса (Бочаров) и капитана Антонио (Тархов): «23 ноября [1936 г.] Утром умер капитан Антонио. До последних часов жизни он метался в бреду: садился в истребитель, атаковал фашистские бомбовозы, отдавал приказы. За четверть часа до смерти сознание вдруг прояснилось. Он спросил, который час и как сражается его эскадрилья. Получив ответ, улыбнулся:
— Как я счастлив, что хоть перед смертью повел ребяток в бой... Ведь это мои ученики... моя кровь!»^^^
В мае — июне 1937 г. своих товарищей сменили следующие 24 летчика из 83-й истребительной бригады^^^, в августе на Пиренеях появился ее командир полковник В. И. Адриашенко, назначенный советником командующего ВВС Северного фронта (с октября того же года — советник штаба истребительной авиации)^в декабре того же года прибыли еще 7.летчиков бригады, в апреле 1938 г. — 17 человек. В последней группе находились белорусы — инструктор по технике пилотирования капитан Н. Э. Глушенков и младший летчик лейтенант М. М. Гурин.
Никифор Эммануилович Глушенков родился в 1902 г. в деревне Зубры ныне Горецкого района Могилевской области. В РККА служил с 1921 г. Находясь в Испании до 23 августа 1938 г., командовал эскадрильей истребителей И-16, одер-жал лично и в паре 10 воздушных побед. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1939 г. был награжден орденом Ленина. Позднее наш земляк воевал в Великую Отечественную войну — являлся заместителем командующего, командующим ВВС Крымского и Закавказского фронтов, в 1944 г. стал генерал-лейтенантом авиации. В 1945—1954 гг. командовал ВВС одного из военных округов, затем находился на преподавательской работе. Награжден орденами Ленина (2), Красного Знамени (3), другими наградами.
Михаил Михайлович Гурин, 1913 года рождения, служил в РККА с 1934 г., воевал в Испании до 13 августа 1938 г., сбив за это время 4 самолета противника, из которых 2 — лично. 22 февраля 1939 г. был награжден орденом Красного Знамени^^^. Позже участвовал в советско-финляндской войне, в 1940 г. получил орден Красной Звезды.
В августе — сентябре 1937 г. на испанскую землю ступили 12 пилотов из 142-й истребительной авиабригады БВО (Бобруйск). Командовал прибывшей группой старший лейтенант А. И. Гусев. С 24 мая этого года в Испании уже находился командир бригады комбриг Е. С. Птухин, сменивший Я. Смушкевича на посту главного советника командующего республиканскими ВВС и одновременно назначенный командующим истребительной авиацией.
Летчики из 142-й бригады участвовали практически во всех крупных операциях республиканских войск. На рассвете 25 сентября 1937 г., в период тяжелых боев под Сарагосой на Арагонском фронте, одна из советских бомбардировочных эскадрилий при поддержке трех эскадрилий истребителей, в том числе эскадрильи А. Гусева, внезапным ударом атаковала авиабазу противника в районе Гарапинильос близ Сарагосы, на аэродроме которой в это время находилось более 60 самолетов. Ни один из них не успел подняться в воздух, все были уничтожены на земле. При этом истребители надежно подавили огонь зенитных орудий. Этот неординарный эпизод нашел отражение в международной печати тех дней 14 ноября 1938 г. А. Гусев был удостоен звания Героя Советского Союза. После Испании он участвовал в боях на реке Халхин-Гол. В Великую Отечественную войну, будучи уже генерал-майором авиации, командовал авиадивизией, ВВС армии, являлся заместителем командующего воздушной армией.
В составе группы А. Гусева находились белорусы — командир звена лейтенант П. Е. Смоляков и лейтенант А. С. Микулович.
Платон Ефимович Смоляков, 1912 года рождения, до призыва в РККА работал на одной из угольных шахт Донбасса. Окончил Качинскую военно-авиационную школу пилотов. В Испании совершил 98 боевых вылетов, сбил 3 самолета противника, из них 2 — лично. 14 ноября 1938 г. был награжден орденом Ленина^^"^, 2 марта 1938 г. — орденом Красного Знамени. Позже храбро сражался на Халхин-Голе. В годы Великой Отечественной войны командовал авиаполком ГВФ по перегонке в СССР по Красноярской воздушной трассе американских самолетов, поставлявшихся по ленд-лизу, а с 1944 г. — истребительным авиаполком.
Андрей Степанович Микулович, 1908 года рождения, служил в РККА с 1932 г., погиб в воздушном бою во время Сарагосской операции 22 октября (по другим данным 12 октября) 1937 г. Посмертно награжден орденом Красного Знамени 2 марта 1938
Кроме него из состава первой группы 142-й авиабригады больше не увидели родины летчики П. Я. Сильвестров (Сельвестров), В. Д. Скляров, И. В. Соколов, А. М. Сумарев.На смену первым бобруйчанам в апреле 1938 г. прибыли еще 20 авиаторов, командировка которых продолжалась до августа — сентября того же года.
Небольшая группа летчиков в количестве четырех человек из состава 116-й истребительной бригады БВО (Смоленск) появилась в Испании в декабре 1937 г. и находилась там до марта—мая 1938 г. Возглавлял ее командир отряда старший лейтенант Я. С. Ярошенко, который погиб в воздушном бою 20 января 1938 г. и был посмертно награжден орденом Красной Звезды^"^^.
Наши земляки были в группах авиаторов, прибывавших в Испанию из разных военных округов. Так, с 26 марта 1938 г. здесь находился лейтенант Иван Иванович Турции, служивший в 35-й авиаэскадрилье 56-й истребительной авиабригады Киевского военного округа, уроженец м. Свинтицы на Гродненщине, 1909 года рождения. Он пал смертью храбрых в воздушном бою над Балагером 26 мая 1938 г. (по другим данным — 23 мая) Посмертно награжден орденом Красного Знамешд^^.
Одним из самых талантливых асов-истребителей в Испании по праву считался летчик инструктор 8-й (Одесской) школы высшего пилотажа и воздушной стрельбы Киевского военного округа капитан С. И. Грицевец, который умел находить выход из, казалось бы, катастрофических ситуаций. По воспоминаниям одного из сослуживцев, С. Грицевец однажды приземлился с 25 пробоинами на борту.
Сергей Иванович Грицевец родился в 1909 г. в деревне Боровцы ныне Барановичского района Гродненской области. Летом 1915 г. его семья эвакуировалась на Урал и обосновалась в селе Шумиха ныне Курганской области. В юности Сергей работал чернорабочим на железнодорожной станции, слесарем на механическим заводе в Златоусте. В 1931 г. был призван в армию. В 1932 г. окончил Оренбургскую военную школу летчиков, а в декабре 1937 г., с отличием, — 8-ю школу высшего пилотажа и воздушной стрельбы в Одессе.На предложение остаться в школе летчиком-инструктором ответил отказом и подал рапорт о направлении в Испанию. Вместо этого был откомандирован в Кировабаду в 20-ю военную школу летчикову где обучались испанские пилоты. В начале 1938 г. ему все-таки удалось попасть на фронту правдОу не в ИспаниЮу а в Китайу где шли бои с японскими интервентами. После нескольких месяцев боевых действий в Китаву в мае 1938 г. С. Грицевцу дали разрешение на выезд в Испанию. 20 июня 1938 г. он прибыл на Пиренейский полуостров в составе последнейг направленной туда группы советских летчикову в которую входили 34 пилота- истребителя из одесской авиашколы и опытные летчики из строевых частей Киевского военного округа. Паш земляк был назначен командиром авиаэскадрильи у позднее — авиагруппы истребителей И-16. В письме от 21 июня 1938 г. жене в Одессу С. Грицевец писал: «Дорогая Галочка! Сегодня прибыл на место. Климат здесь не из легких, выдерживают его не все. Но я — выдержу». Оптимизмом были наполнены и другие письма: «К работе я уже приступил... Погода очень жаркая, да и работа жаркая, даже в глотке пересыхает, но ничего — на то и работа».
17 августа 1938 г. «Правда» опубликовала сообщение Министерства национальной обороны Испанской республики с описанием воздушного боя, произошедшего 14 августа в секторе Гандесы: «... Три республиканских эскадрильи встретились с 30 «фиатами», затем в бой вступили 12 «хейнкелей». Через 40 минут после начала боя к обеим сторонам прибыли подкрепления, причем к фашистским самолетам прибавилось 11 «хейнкелей», группа «фиатов» и 8 «мессершмиттов». В конце боя, когда республиканские самолеты обратили фашистские самолеты в бегство, появилась новая группа фашистских самолетов, которая, однако, не рискнула вступить в бой. Республиканцы сбили 12 «фиатов», 4 «хейнкеля» и 2 «мессершмитта»...» В газете описан один из самых тяжелых эпшзодов воздушных боев в небе Испании. В этом бою участвовал и С. Грицевец в качестве командира истребительной авиагруппы, в составе которой были советские и испанские летчики.Наш земляк не боялся смелых экспериментов, объединяя в одну группу истребители И-15 с хорошей маневренностью, но небольшой скоростью, и И-16 с высокой скоростью и более высоким потолком полета. Находившиеся на разных высотах самолеты успешно взаимодействовали в бою: И-16 атаковали на большей высоте и заставляли противника опускаться вниз, где его уже поджидали И-15. Так случилось, к примеру, 23 сентября 1938 г., когда на три эскадрильи республиканских истребителей, которые патрулировали над линией фронта, напали около 40 итальянских «фиатов». В этом бою И-16 Грицевца получил пробоину в картере мотора, кроме того, внезапно отказали все пулеметы. Однако наш героический земляк и еще один пилот, оказавшийся в таком же трудном положении, вышли из боя последними, перед этим согнав вниз уже не стреляющими атаками один самолет противника, где его добил И-15.
Иногда, когда раздавалась команда к взлету, а самолет Грицевца был почему-либо не готов, он приказывал одному из своих летчиков покинуть машину и взлетал на его самолете. Особенно тяжело пришлось С. Грицевцу и его боевым товарищам в ходе боев на реке Эбро. Военный советник А. П. Андреев отметил позднее в своем отчете: «Бывали случаи на Эбро, когда наша эскадрилья из 9 самолетов атаковала и разгоняла группу в 36 «фиатов», когда один летчик дрался с 5 истребителями и разгонял их. Таких случаев особенно много было в эскадрилье Грицевца, которая покрыла себя славой. Ее знали и с восторгом говорили о ней друзья-испанцы. Даже немцы и итальянцы узнавали в воздухе нашу эскадрилью и старались не вступать с ней в бой. Об этом говорили и взятые в плен фашистские летчики»
4 октября 1938 г. С. Грицевец в составе нескольких истребительных авиаэскадрилий вылетел на очередное задание по патрулированию над линией фронта в районе Эбро. В пути республиканцы вступили в 45-минутный бой с 10 немецкими «мессершмиттами» и сбили один из них, который пилотировал один из самых результативных летчиков Легиона «Кондор» О. Бертрам. Выбросившийся с парашютом пилот приземлился на республиканской территории и был взят в плен. Позднее он вспоминал: «Вражеские истребители кружат вокруг меня. Возможно, это мой последний час! Ведь я — живая мишень... «Красные» истребители не стреляют в меня, вместо этого они покачивают крыльями и исчезают.Как считает исследователь истории воздушной войны в Испании С. Абросов, сбил немецкого аса именно С. Грицевец, который, по воспоминаниям товарищей, отличался веселым нравом и вполне мог помахать спускавшемуся на парашюте немцу крыльями своего самолета.
О том, что С. Грицевец одержал победу над одним из самых известных асов Легиона «Кондор», вспоминает и хорошо знавший нашего земляка авиаинженер И. А. Прачик.
5 октября 1938 г. советские пилоты-истребители, в том числе С. Грицевец, последний раз поднялись в воздух со своими испанскими товарищами на перехват бомбардировщиков противника. В этот день был получен приказ о возвращении на родину. Все боевые машины были оставлены на вооружении республиканских ВВС.
26 октября 1938 г. С. Грицевец покинул Пиренейский полуостров и вернулся к месту службы в Одессу. В Испании он совершил 88 боевых вылетов, провел 42 воздушных боя. По утвердившимся в литературе сведениям, он сбил 30 самолетов противника, из них 7 — за один вылет. Однако сохранившиеся документы, дневник боевых действий, журналы эскадрилий и пр. свидетельствуют, что лично С. Грицевцом было сбито 6 самолетов, цифра 30 родилась, вероятно, от количества общих побед эскадрильи. Но это нисколько не умаляет заслуг нашего земляка, которого летчики характеризовали в своих докладах как отличного человека, пшюта и командира, достойного присвоения звания Героя Советского Союза. Так и случилось: в декабре 1938 г. С. Грицевцу было присвоено внеочередное воинское звание «майор», а 22 февраля 1939 г. он стал Героем Советского Союза, получив это звание первым из летчиков-белорусов.Летом 1939 г. в боях на реке Халхин-Гол С. Грицевец также прославился как умелый и храбрый пилот. 26 июня 1939 г. во время воздушного боя самолет командира 70-го истребительного авиаполка майора В. М. Забалуева был подбит и совершил вынужденную посадку на территории противника. С. Грицевец, невзирая на опасность, посадил свой самолет рядом и вместе с перебравшимся в него товарищем буквально под носом у японцев взмыл в небо. За этот подвиг по спасению командира С. Грицевец был впервые в советской истории вторично удостоен звания Героя Советского Союза 29 августа 1939 г., став, таким образом, первым белорусом, получившим это звание дважды. Правительство МНР наградило С. Грицевца орденом Красного Знамени.
Дальнейший боевой путь этого неординарного летчика, назначенного в сентябре 1939 г. командиром полка истребительной авиабригады, лежал в Западную Беларусь, но накануне наступления, 16 сентября 1939 г. он трагически погиб на аэродроме возле п. Болбасово Оршанского района: его уже приземлившийся самолет был исковеркан шедшей следом на посадку машиной. По роковой случайности пилотом этой машины был также сражавшийся в Испании летчик П. И. Кара.
С декабря 1937 по сентябрь 1938 г. советником при штабе бомбардировочной авиации СБ являлся белорус майор Т. В. Малашкевич^^^.
Тимофей Васильевич Малашкевич, родившийся в 1903 г. в Орше, в 1920—1921 гг. был командиром взвода одной из частей Западного фронта, участвовал в борьбе с бандитизмом в белорусском Полесье. Позже связал свою жизнь с авиацией. За участие в боевых действиях в Испании награжден орденом Красного Знамени. В годы Великой Отечественной войны являлся начальником штаба авиакорпуса на Западном фронте, начальником штаба ВВС Восточного, Южного, Юго-Западного фронтов ПВО. В 1944 г. наш земляк стал генерал-майором авиации^^^.
С 28 июня 1938 г. в составе бомбардировочной авиагруппы СБ сражался стрелок-радист младший командир Захар Савельевич Скутов, двадцатишестилетний белорусродом из деревни Александрово Новосельского сельского совета Богушевского района Витебщины ("ныне Сенненский район. — И. В.). По одним данным, он пропал без вести после воздушного боя в июне 1938 гЗ^^, по другим — погиб в сбитом самолете 10 октября 1938 г. в районе реки Эбро при выполнении задания по бомбардировке войск противника^^^.
Согласно одному из дневников боевых действий республиканских ВВС, 9 августа 1938 г. в районе Балагера на Восточном фронте 18 бомбардировщиков СБ, вылетавших на бомбардировку в район Альвареса, были обстреляны сильным огнем зенитной артиллерии, один из самолетов особенно пострадал. Летчик Г. Якименко и стрелок Шевченко были ранены, но летчику удалось с трудом посадить самолет на своей территории. Это был 20-й вылет экипа- жа^^^. Скорее всего, речь идет о младшем командире Сте- пане Ефимовиче Шевченко — уроженце деревни Озеры ныне Круглянского района Могилевской области, который погиб в одном из воздушных боев^^"^. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1939 г. он посмертно награжден орденом Красного Знамени^^^
Большинство пилотов и штурманов штурмовой авиагруппы под командованием майора К. Гусева было из 114-й штурмовой авиабригады БВО (Гомель), которая считалась флагманом советской штурмовой авиации. Предположительно именно из этой бригады был направлен в Испанию Степан Тарасович Писаное, родившийся на Витебщине в 1904 г., служивший в армии с 1926 г. После Испании наш земляк принимал участие в походе в Западную Беларусь, войне с Финляндией, во время которой являлся начальником штаба бомбардировочного авиаполка. В годы Великой Отечественной войны сражался под Ленинградом, на Кавказе, в 1943 г. стал начальником штаба 199-й штурмовой авиадивизии. За отличие при освобождении Слоним-щины удостоен звания Почетного гражданина г. Слотш (1974 г.). С 1954 г. — в отставке, жил в Латвии. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени (3), Отечественной войны 1-й и 2-й cm.. Красной Звезды, медалями. Умер в 1992
Не вернулись из Испании к своим семьям в Гомель А. В. Стрелков, А. А. Талов, В. С. (А.) Акуленко, Ф. П. Домбровский, Г Н. Никифоров и другие погибшие авиаторы 114-й штурмовой авиабригадыТрагически завершилась жизнь К. Гусева, который по возвращении из Испании командовал авиадивизией, затем ВВС БОВО, участвовал в походе в Западную Беларусь (1939 г.) В июле 1941 г., будучи командующим ВВС Дальневосточного фронта, генерал-лейтенантом авиации, он был арестован и расстрелян, позже реабилитирован.
Подобным образом оборвалась впоследствии жизнь и некоторых других сражавшихся в Испании летчиков, чьи судьбы были тесно связаны со службой в Беларуси. Я. Смушкевич, известный в Испании под именем генерала Дугласа, в юности участвовал в событиях Гражданской и советско-польской войн на территории Беларуси, в 1920— 1930-х гг. служил в различных воинских соединениях и частях в Пуховичах, Минске, Бобруйске, Витебске, учился в БГУ (1923—1925 гг.)^^^. Пройдя Испанию, где он стал Героем Советского Союза, Халхин-Гол, где его вторично удостоили этого высокого звания, советско-финляндскую войну, генерал-лейтенант авиации Я. Смушкевич был репрессирован и расстрелян 28 октября 1941 г. Реабилитирован посмертно в 1954 г.
Е. Птухин по возвращении на родину был назначен командующим ВВС Ленинградского военного округа, за участие в советско-финляндской войне удостоен звания Героя Советского Союза. -Великая Отечественная война застала генерал-лейтенанта авиации Е. Птухина в должности командующего ВВС Киевского Особого военногоокруга. Большие потери авиации Юго-Западного фронта в первые дни войны повлекли его арест 24 июня 1941 г., при этом генерала обвинили также в участии в антисоветском заговоре в период пребывания в Испании. Е. Птухина расстреляли 23 февраля 1942 г.
С. Черных, будучи еще лейтенантом, лично сбил в Испании 3 самолета противника, в том числе первым из советских летчиков — новейший немецкий «Мессершмитт-109», за что 31 декабря 1936 г. был удостоен звания Героя Советского Союза. Накануне Вели кой-Отечествен ной войны этот летчик, уже в звании генерал-майора авиации, командовал 9-й смешанной авиадивизией, штаб которой находился в Белостоке. Дивизию, где была сосредоточена пятая часть поступивших в Западный Особый военный округ новейших истребителей МиГ-3, постигла тяжелая участь — в первые дни войны она фактически перестала существовать. С. Черных был арестован и расстрелян 27 июля 1941 г.*^^
Не выдержав открывшейся перед ним 22 июня 1941 г. страшной картины разгрома этой дивизии и других авиационных частей, застрелился боевой товарищ С. Черных по Испании — командующий ВВС Западного Особого военного округа Герой Советского Союза генерал-майор авиации И. Конец.
Летчик-бомбардировщик младший командир Н. Т. Тер- тычный, который в середине 1930-х гг. служил в БВО, за отличие в боях в Испании был награжден орденом Красного Знамени^^^. Уже в период Великой Отечественной войны его самолет был сбит в одном из воздушных боев над Беларусью, но летчику удалось спастись. Оказавшись на оккупированной территории Минской области, Н. Тер- тычный вступил в партизанский отряд им. Г. И. Котовского 300-й бригады им. К. Е. Ворошилова. В начале декабря 1942 г. каратели начали крупное наступление против партизан этой и других бригад на территории Копыльского района. Чтобы выиграть время для эвакуации партизанского госпиталя, размещавшегося в деревне Лавы, 18 пар-тизан, среди которых был Н. Тертычный, заняли оборону у соседней деревни Клетище и в течение четырех часов, под артиллерийским и минометным огнем, ценой собственных жизней сдерживали натиск врага. Герои Лавского боя похоронены в братской могиле в деревне Клетище^^*.
Танкисты
На земле Испании сражались посланцы танковых соединений и частей в основном Белорусского и Московского военных округов. Первая группа танкистов в количестве не менее 80 человек была направлена в Испанию из БВО. Она прибыла на пароходе «Комсомол» в испанский порт Картахена 14 октября 1936 г.^^^ под началом командира 6-го механизированного полка 6-й Кубанско- Терской казачьей Краснознаменной Чонгарской дивизии им. Будённого (Гомель) полковника С. Кривошеина. Костяк группы составляли 53 танкиста из 4-й отдельной механизированной бригады, которая дислоцировалась в военном городке Киселевичи под Бобруйском. В ее состав входили также экипажи из 3-й механизированной бригады, стоявшей в Старых Дорогах^^^.
Прибытию первых танкистов предшествовали следующие события. В сентябре 1936 г, командир 4-й мехбри- гады комбриг Д. Г Павлов был вызван в Москву к начальнику Главного Автобронетанкового управления РККА И. А. Халепскому, где получил задание сформировать группу из числа старшего, среднего и младшего комсостава для выполнения особого задания, связанного с возможным участием в боевых действиях. Было отобрано 55 человек, их командиром назначили командира батальона капитана П. М. Армана. Сентябрьской ночью 1936 г. танкисты погрузились в вагон, стоявший на запасном пути на станции Березина, и выехали в Москву. В течение нескольких дней они прошли медкомиссию, в ходе которой двоих забраковали, получили одинаковые комплекты гражданской одежды: светло-серый костюм, демисезон-ное пальто, шляпу, сорочку, галстук, белье, ботинки, а также чемодан и новый танкистский комбинезон. Свою военную форму, документы и деньги сдали на хранение в соответствующую службу Автобронетанкового управления. Затем в том же вагоне, прицепленном к поезду «Москва— Феодосия», начался путь бобруйских танкистов к далеким берегам Испании.
В Феодосийском порту их встретил прибывший туда ранее С. Кривошеин, после чего немедленно началась погрузка на пароход «Комсомол»*-(капитан Г А. Мезенцев). В сжатые сроки были погружены 50 танков, бензин, автомобили ЗИС, яшики со снарядами. При этом докеры, которые производили погрузку, также сели на корабль под видом курсантов мореходного училища. На проводы первой группы советских военнослужащих прибыл сам начальник Разведывательного управления НКО комкор С. Урицкий, который выступил с краткой напутственной речью о решении советского народа протянуть руку братской помощи испанскому пролетариату, оказавшемуся в тисках фашизма.
5 октября в 16—00 «Комсомол» отправился в свой первый рейс к далеким испанским берегам. По прибытии танкистов направили в Арчену, где располагались учебный танковый центр и танковая база. С. Кривошеин был назначен советником при начальнике базы полковнике С. Передесе, а П. Арман — советником при штабе учебного центра. После начала боевых действий П. Арман стал командиром танковой роты.
В кратчайшие сроки танкистам предстояло обучить азам своей профессии первую группу бойцов испанской Народной милиции, набранную в основном из водителей мадридских таксомоторов. В незнакомой обстановке, не зная испанского языка и объясняясь преимущественно жестами, они сумели выполнить это задание. Как вспоминал С. Кривошеин, вскоре его танковая группа стала представлять Народный фронт в миниатюре, поскольку в состав экипажей входили коммунисты, республиканцы, социалисты и анархисты.Как уже отмечалось выше, изначально участие советских военнослужащих в боевых действиях не планировалось. Однако для отражения готовившегося наступления противника на мадридском направлении сил республиканцев оказалось явно недостаточно, тем более, что советские военные специалисты к этому времени еще не успели должным образом наладить обучение. Стремясь как можно быстрее перехватить у франкистов инициативу, республиканское командование уже через две недели, 26 октября 1936 г., направило роту П. Армана на фронт. Остальные члены группы С. Кривошеина остались в Ар- чене и продолжали обучение испанцев.
Рота П. Армана должна была предпринять несколько контратак в разных направлениях, один из ударов был нацелен на небольшой городок Сесенья в трех десятках километрах от Мадрида. Накануне наступления появился следующий приказ премьер-министра (он же военный министр) республиканского правительства Ф. Ларго Кабальеро: «... В своем стремлении захватить Мадрид враг... подставил себя под наши удары... У нас появилась хорошая военная техника. У нас есть танки, вооруженные пушками и пулеметами, у нас есть отличная храбрая авиация. Настало время нанести кровавому фашизму сокрушительный удар и разбить его у ворот Мадрида... Двадцать девятого, на рассвете, наша артиллерия и наши бронепоезда откроют мощный огонь по врагу. Затем появится наша славная авиация и обрушит на подлые головы врага много бомб... Затем выйдете вы, наши смелые танкисты, и в наиболее чувствительном для противника месте прорвете его линии. А уж затем, не теряя ни минуты, броситесь вы, наша дорогая пехота.
Нетрудно догадаться, что речь в приказе шла о советских танках и самолетах. Республиканское командование надеялось, что танки будут способствовать перелому в ходе войны, поэтому наступлению придавалось огромное значение. Не случайно приветствовать шедших в первый бой танкистов прибыли руководители КПИ X. Диас и Д. Ибаррури.Журналист М. Кольцов поспешил в район будущего сражения и стал его свидетелем. 27 октября 1936 г. он оставил в своем дневнике запись о встрече с направлявшимися на фронт танкистами П. Армана (имена, по понятным причинам, названы не были, да и себя М. Кольцов в ряде случаев называл для конспирации испанцем Мигелем Мартинесом. — И. В) и о реакции простых испанцев на появление советских военных такую запись: «... Цепь маленьких огоньков появилась на шоссе. Все ближе. Гул перешел в грохот, и наконец с пригорка покатились танки. Одна рота. Только одна рота. Автомобиль (М. Кольцова. — И. В) включил фары — танкисты тотчас же остановились... Несколько человек вышли вперед, они поговорили с Мигелем Мартинесом и лишь затем обняли его. Рота танков обошла спящий Чиичон, Но в другой маленькой деревне люди проснулись, все выбежали на улицу и в восторге кричали: «Вива!»’^^
Танкисты П. Армана должны были поддерживать специально созданную для наступления на Сесенью ударную группу в составе недавно сформированной интернациональной бригады Э. Листера, в которой только около двух батальонов имели боевой опыт, остальные лишь накануне получили оружие.
Запись в дневнике М. Кольцова от 28 октября: «...Всех воодушевляет участие танкистов и авиации. Может быть, в самом деле это будет толчок к перелому, к поднятию духа войск... Сами танкисты рвутся в бой. Это молодые ребята, лишь нескольким из них больше тридцати лет, остальные — парни по двадцати одному, двадцать два года. Они только переспрашивают: «Пойдет за нами пехота?» — больше их ничем не тревожит первый бой»^^^.
29 октября 1936 г. в бой вступили 34 советских и 11 испанских танкистов на 15 машинах^^^. Советские танкисты (все — из 4-й мехбригады БВО) являлись командирами взводов и экипажей, испанцы — башеными стрелками. Среди участников этого первого боя были и наши земляки — командир взвода Н. А. Селицкий и командир экипажа П. Е. Куприянов.


Первый бой советских танкистов имел не столько военный, сколько политический резонанс, омрачать который корреспондент ведущей советской газеты не захотел. Погибли пять человек (двое изэкипажа Н. Селицкого и экипаж И. Т. Лобача), пропали без вести трое членов экипажа А. И. Климова, вынужденного сделать в Эскивиасе остановку, поскольку в танке заглох мотор.
Энциклопедический справочник «Навечно в сердце народном» указывает, что Н. Селицкий погиб непосредственно в Сесенье. Биографический словарь «Герои Советского Союза» сообщает, что это произошло в бою под Сесеньей. Однако, судя по дневниковым записями М. Кольцова, наш земляк погиб в селении Эскивиас. Гибель Н. Селицкого позже связали с Сесеньей, вероятно, потому, что именно этот населенный пункт фигурировал как главный ориентир наступления республиканцев 29 октября 1936 г.
Николай Александрович Селицкий родился в 1907 г. в Минске. В юности работал на железной дороге в Днепропетровской области и в Донецке. В 1931 г. был призван в Красную Армию, в следующем году окончил Орловскую бронетанковую школу. Этот, по воспоминаниям товарищей, с виду суровый, волевой командир, был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза 31 декабря 1936 г.
Первый бой едва не стал последним и для экипажа А. И. Соловьёва. Так же, как машина Н. Селицкого, его танк завалился в ров и был сразу окружен марокканцами. Они взобрались на броню, пытались открыть люк и не подожгли машину вероятно потому, что надеялись захватить ее в боеспособном состоянии. Только возвращение роты через Сесенью спасло танк, который взяли на буксир. Его осада длилась четыре часа. Это испытание не выдержали нервы командира башни (вероятно, испанца, поскольку именно они были башенными стрелками.— И. В.) и по возвращении на сборный пункт его пришлось отправить в психиатрическую лечебницу.
 
Категория: История | Добавил: Forester (28.08.2016)
Просмотров: 24 | Теги: Война в Испании, история, республиканская испания, ссср в испании | Рейтинг: 4.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: