Главная » Статьи » История

ГЕРМАНИЯ В ПЕРИОД 1871—1914 гг.
ГЕРМАНИЯ В ПЕРИОД 1871—1914 гг.

Уже в 1850—1870 гг. Германия достигла значительных успехов на пути промышленного развития. По окончании же франко-прусской войны и основании империи германская промышленность стала расти исключительно быстрыми темпами. В течение последней трети XIX столетия Германия превратилась в высокоразвитую промышленную страну.
В 1875 г. почти две трети населения Германии жило еще в селах и деревнях и лишь несколько больше одной трети — в городах. 25 лет спустя в деревне жило уже меньше половины, а в городах больше половины германского населения.
В период 1875—1913 гг. общая численность населения Германии повысилась с 42 млн. до 67 млн. человек. Население возросло, следовательно, на 60'®/о. Во Франции за те же годы оно увеличилось только на 10^/<к
О быстром промышленном развитии Германии свидетельствует растущее применение машин.
Общая мощность паровых машин составляла:
 
Годы Мощность (в тыс. лошадиных сил)
1846 14 (в Пруссии)
1860 850 (во всей Германии)
1875 2500
1910 9000

Длина железнодорожной сети равнялась:
 
Годы Длина (в км)
1850 5858
1870 18874
1880 34000
1899 50000
1909 58500


Вплоть до 60-х годов XIX столетия основной отраслью германской промышленности была текстильная. В 1871 г. первое место заняли производство железа и добыча угля. Первенствующая роль в германском народном хозяйстве перешла к тяжелой индустрии, которая сохранила это руководящее положение до настоящего времени. Это обстоятельство повлекло за собой важные последствия не только в области экономики, но и в политическом отношении. Крупная буржуазия, связанная с тяжелой индустрией, становилась все более и более влиятельной группой в капиталистической Германии.
В период с 1870 до 1910 г. производство чугуна увеличилось в Германии более чем в 11 раз — с 1,3 млн. т до 14,8 млн. т. За тот же период продукция чугуна в Англии возросла только в полтора раза — с 6 млн. т до 9,6 млн. т. По производству чугуна Англия к 1910 г. сильно отстала от Германии. *
С 70-х годов XIX столетия Германия была уже одной из четырех наиболее развитых промышленных стран мира. В 1870 г. она стояла на четвертом месте. В 1880 г. она обогнала Францию и стала на третье MiecTO после Англии и Соединенных штатов Америки. В 1900 г. она опередила Англию и заняла второе место после США.
Быстрое превращение Германии на протяжении последней трети XIX столетия в высокоразвитое промышленное государство вызывалось самыми разнообразными причинами. Крупнейшее значение имела прежде всего победа Германии в войне 1870—1871 гг.
Контрибуция в сумме 5 млрд, франков, которую вынуждена была уплатить Франция, была использована Германией главным образом на создание тяжелой индустрии, для огромных вооружений, на постройку крепостей, стратегических железных дорог и всякого рода предприятий. Благодаря аннексии Лотарингии германский капитализм завладел богатыми залежами фосфористой железной руды. В то время чугун, получавшийся из таких руд и, следовательно, содержавший фосфор, был непригоден для выплавки стали. Но несколько лет спустя, в 1878 г., английский инженер Томас изобрел способ получения стали из чугуна, содержащего фосфор. Изобретение Томаса лишило Англию того преимущества, какое давало ей раньше обладание железнойрудой с очень незначительной примесью фосфора. На раз‘ витии металлургической промышленности благоприятно отзывалась также территориальная близость главного угольного района, Рурского, к главному железнорудному району. Лотарингскому.
Другим важнейшим условием превращения Германии в руководящую промышленную страну было ее объединение. Многочисленные пережитки прежней политической раздробленности, тормозившие разВ'Итие промышленности, были устранены. Была создана единая таможенная, мо<нетная, денежная и судебная система. Отменены были существовавшие раньше ограничения свободного передвижения рабочих.
В качестве третьего условия быстрого промышленного развития Германии следует указать на наличие обязательного школьного обучения, «...бесспорно существовавшее в Пруссии, благодаря обязательному школьному обучению, довольно значительное число лиц с известным запасом элементарных знаний было для буржуазии в высшей степени полезно; по мере роста крупной промышленности оно стало даже, в конце концов, недостаточно...» 1
Существенным! также условием явилось применение в промышленности новейших достижений естественных наук, что обеопечило ГерМ1а»ии значительные преиМ1ущества перед другими странами. С особой оилой это проявилось в германской химической про- мышленности, которая получила мощное развитие благодаря внедрению но1вейших достижений науки. Из них следует упомянуть получение искусственных анилиновых красок (1858 г.), искусственного индиго (1880 г.), производство азотистых удобрений из азота, содержащегося в воздухе" (1915 г.).
С превращением Германии в одну из основных промышленных стран изменилась ее роль на мировом рынке. Она превратилась в опасного соперника Англии. с 1888 по 1912 г. внёшнйя 1оргбвля Англий возросла круглым! счетом) на lOO'Vo, а Германии—'более чем на 200®/о. Германия быстро догоняла Англию, которая в течение столетий держала в своих руках мировую монополию внешней торговли.
В первой половине XIX столетия в борыбе с английской конкуренцией молодая германская промышленность с величайшим трудом отстаивала свои позиции даже на внутреннем германском рынке. Но теперь германская промышленность начала вытеснять Англию с мирового рынка. С конца XIX столетия, с те)^: пор как капиталистический мир вступил в эпоху империализма, и вплоть до сегодняшнего дня конкурентная борьба между^ Германией и другими крупными капиталистическими государствами, особенно Англией, непрерывно усиливалась и обострялась. Раньше в Англии отзывались о Германии с си)ушатией как о стране поэтов, мыслителей и композиторов. Устами английской королевы Виктории были когда-то произнесены слова: «Наша милая маленькая Германия». Но эти времена миновали.
Германский капитализм вступил в стадию империализма уже в конце XIX столетия. В стране происходила быстрая и сильная концентрация производства. В важнейших отраслях промышленности образовались картели, определявшие уровень товарных цен, а также долю каждого участника картеля в сбыте. Картели охватили постепенно все отрасли германской промышленности. Появились крупные капиталиотические синдикат ы, которые, как и картели, являются союзом предпринимателей. В синдикатах были сосредоточены закупка сырья для входящих в них предприятий и продажа их продукции. Они заставляли покупателей платить высокие цены, сами же закупали сырье по низким ценам. Особенно мощные синдикаты созданы были в тяжелой промышленности: в 1893 г. Рейнско-Вестфальский угольный синдикат, в 1897 г. чугунный синдикат, в 1904 г. стальной синдикат. Руководство германской тяжелой индустрией захватили в свои руки так называемые «смешанные» предприятия, обладавшие угольными рудниками, железоделательными, сталелитейными, прокатными заводами и т. д. В конкурентной борьбе эти предприятия оказывались гораздо сильнее тех отдельных капиталистов и тех акционерных обществ, которые имели только угольные копи или только металлургические заводы. «Смешанные» предприятия тяжелой индустрии подчинили себе также промышленность готовых изделий. От этих предприятий вела прямаядорога к большим трестам, концернам, которым, особенно по окончании мировой войны, принадлежало неоспоримое господство в германском хозяйстве.
Концентрация охватила также банки. Мелкие банки были вытеснены или поглощены крупными. В руках нескольких больших банков сосредоточилась ббльшая часть банковского капитала. До первой мировой войны 9 больших берлинских банков располагали 83'®/о: всего банковского капитала страны. Директора больших банков заседали в наблюдательных советах промышленных предприятий, а магнаты промышленности — j3 наблюдательных советах больших банков. Произошло сращивание банковского и промышленного капиталов в финансовый капитал. Для учреждения новых предприятий финансовый капитал был в состоянии мобилизовать огромные средства. Раньше Германия конкурировала с Англией, Францией и другими капиталистическими странами лишь в отношении вывоза товаров. С начала же XX столетия она начала также вывозить капитал и инвестировать (помещать) его за границей. Инвестиции капитала за границей стали средством ожесточенной борьбы между империалистами за раздел мира. Инвестированный за границей германский капитал увеличился в период 1902—1914 гг. с 12,5 млрд, франков до 44 млрд, франков Ч
Германский империализм принял самое активное участие в борьбе крупных держав за раздел и передел мира. С 80-х годов XIX столетия эта борьба сильно обострилась. Одной из главных ее форм была борьба за колонии.
Колониальная экспансия Германии началась в 80-х годах XIX столетия. В Африке Германия захватила Того, Камерун, территории в Юго-западной и Восточной Африке, превратив их в свои колонии. К северу от Австралии она завладела Новой Гвинеей, островами Бисмарка и другими группами островов. В 1897 г. Германия заставила Китай «сдать ей в аренду» Киао-Чао в провинции Шаньдун, в 1899 г. она заняла острова Самоа в Тихом океане. Общая площадь германоких колоний равнялась 2,6 млн. кв. км (площадь самой Германии составляла 540 тыс. кв. км). Население этих колоний превышало 12 млн. человек. В экономическом отношении германские колонии особого значения не имели. В 1908 г. вывоз Германии составил 3 200 млн. золотых рублей; на колонии из этой суммы приходилось только 17,5 млн. В том же году Германия ввезла товаровна 3 882 млн. зол. рублей, в томчйслё~йз своих колоний только на 11,5 млн. Тем не менее германский империализм придавал колониям большое значение, рассматривая их как опорные пункты для дальнейших колониальных завоеваний, приложения капиталов и развития собственной базы для отдельных видов сырья и т. д.
Англия расценивала германские колониальные завоевания как вторжение в область британских интересов. Поэтому она повсюду затрудняла Германии ее колониальную экспансию Г Германская буржуазия упрекала Англию в том, что та не желает предоставить Германии «место под солнцем».
Борьба ьсежду Англией и Германией нооила характер борьбы не только за колонии, но и за мировое господство. Наиболее глубокие экономические корни этой борьбы — в неравномерном развитии капитализма, в частности в б олее быстром развитии германского капитализма по сравнению с английским.
«Старый дележ основывался на том, что Англия в течение нескольких сот лет разорила своих прежних конкурентов. Ее прежним конкурентом была Голландия, которая гооподствовала над воем светом, ее прежним конкурентом была Франция, которая вела войны из-за господства около ста лет. Путем долгих войн Англия утвердила, на основе своей экономической силы, силы своего торгового капитала, свое, неоспариваемое нигде, господство над миром. Появился новый хищник, создалась в 1871 г. новая капиталистическая держава, развивавшаяся неизмеримо более быстро, чем Англия. Это — основной факт... Это быстрое развитие капитализма Германии было развитием молодого и сильного хищника, который появился в союзе европейских держав и сказал: «Вы разорили Голландию, вы разбили Францию, вы взяли пол-мира в свои руки, — потрудитесь нам дать соответствующую долю»...» ^
Товарищ Сталин' указал на это более быстрое развитие германского империализма в условиях уже почти.законченного раздела мира как на важнейший фактор при возникновении мировой войны 1914—1918 гг.
«Известно, что еще совсем недавно Англия шла впереди всех других империалистических государств. Известно также, что впоследствии Германия стала перегонять Англию, требуя для себя места «под солнцем» за счет других государств и прежде всего за счет Англии. Известно, ч1о империалистическая война (1914—1918 гг.) возникла именно в связи с этим обстоятельством...» ^
Германский империализм был напористее английского по той простой причине, что Германия приняла участие в борьбе за раздел мира тогда, когда земной шар был уже в преобладающей своей части поделен между капиталистическими государствами и наиболее крупные и богатые колонии очутились в руках Англии. Германский империализм ринулся поэтому особенно рьяно на те страны, которые не были поделены между крупными державами. Такой страной была, в частности, Турция.
Особенно большое влияние на обострение англо-германских противоречий оказала постройка Багдадской железной дороги.
Начиная с 1888 г. Немецкий банк получал концессии шза постройку в Турции железнодорожных линий. Банк и германская промышленность сильно наживались на этом. Но дело было не только в прибылях. Железнодорожное строительство резко обострило борьбу между германским и английским капитализмом за эксплоатацию Турции и за господство на всем Ближнем Востоке. Всей силой своего политического влияния Германия поддерживала Немецкий банк. В 1903 г. Немецким банком была получена окончательная концессия на проведение железной дороги Берлин — Багдад. Новая линия должна была пересечь Малую Азию и Месопотамию (Ирак) и выйти к Персидскому заливу; она пересекала зоны империалистических интересов Англии, Франции и царской России. Багдадская лселезная дорога открыла бы германскому империализму путь к рынкам Турции, Персии (Ирана), Ирака и Индии.
Наряду с англо-германскими противоречиями в эпоху империализма, особенно в 1900—1914 гг., обострились также франко-германские и русско-германские противоречия.
Франко-германские противоречия усилились в связи с тем, что французские империалисты добивались возвращения Эльзас-Лотарингии и захвата Саарского угольного бассейна. С другой стороны, германские империалисты стремились к захвату рудных богатств части Лотарингии, оставшейся после 1871 г. во Франции.франко-германские противоречия обострились и вследствие того, что стремление Германии к колониальной экспансии угрожало и Франции. В частности, вокруг эксплоата- ции рудных богатств Марокко разгорелась между Германией и Францией борьба, чуть не закончившаяся в 1905 г. войной.
На международной конференции в городе Алжесирасе (Испания) по вопросу о Марокко Германия перед лицом единого фронта Франции, Англии и России, пользовавшихся поддержкой Италии и США, отступила, но борьба из-за Марокко продолжала оставаться одним из источников военной опасности.
Обострились и русско-германские противоречия. «...Германия стремилась отнять... у России — Украину, Польшу, Прибалтику...
Царская Россия стремилась к разделу Турции, мечтала о завоевании проливов из Черного моря к Средиземному морю (Дарданеллы), о захвате Константинополя. В планы царского правительства входил также захват Галиции — части Австро-Венгрии»
Обострение франко-германских и русско-германских противоречий создало благоприятную обстановку для образования англо-франко-русского .блока против Германии.
Борьба за раздел мира сопровождалась гигантскими вооружениями. Английский империализм мирился с проводившимися Бисмарком вооружениями, ибо они ограничивались созданием мощной континентальной армии и острие их было направлено не против Англии, а против господства Франции на континенте Европы. Но в 90-х годах Германия приступила к широким вооружениям на море. За грандиозную' программу морских вооружений энергично ратовал адмирал Тирпиц. В 1897 г. Тирпиц был назначен морским министром. «Общество содействия строительству флота» вело в стране деятельную пропаганду за создание мощного военного флота. Активную роль в этой организации играл Крупп и другие видные предприниматели тяжелой индустрии. В 1898 г. рейхстаг одобрил большую программу военно-морского строительства. Программа эта была вскоре увеличена в два раза. Это явилось сигналом к лихорадочному соревнованию между Англией и Германией в области морских вооружений. В 1912 г. рейхстаг принял закон, предусматривавший постройку 40 линкоров и значительного числа крейсеров.в результате германских вооружений соотношение сил на море изменилось. Еще в 1898 г. английский военный флот в пять ,раз превосходил германский; к тому же германский флот был технически отсталым. В 1913 г. Англия была уже только в два раза сильнее Германии на море, причем германский флот состоял из новых судов, построенных по последнему слову техники. В 1888 г. французский военно- морской флот по своей мощности в три раза превосходил германский. В 1913 г. Германия на море была уже сильнее Франции.
Чем больше обострялись империалистические противоречия между Англией и Германией, тем настойчивее стремилась Англия создать англо-франко-русский союз. Одновременно с этим Италия постепенно, шаг за шагом, удалялась от Тройственного союза, заключенного в 1882 г. между Германией, Австро-Венгрией и Италией. После марокканского конфликта 1905 г., вызвавшего непосредственную угрозу войны, в 1907 г. возникло Тройственное согласие (так называемая Антанта) между Англией, Францией и царской Россией. Новый конфликт в Марокко в 1911 г., равно как Балканские войны 1912—1913 гг., еще более усилили опасность большой войны в Европе. Вое империалистические государства лихорадочно вооружались. Мировая война надвигалась все ближе и ближе.
В этот период чрезвычайно усилилось обогащение германской крупной буржуазии. Так называемое «национальное богатство» Германии увеличилось за время с 1895 до 1913 г. с 200 млрд, марок до 300 млрд, марок. Это был огромный рост богатства, но выгоду из него извлек не рабочий класс и не широкие народные массы, а буржуазия — в первую очередь крупная буржуазия — и крупные помещики. Согласно прусской статистике, за период 1895 — 1911 гг. число отдельных лиц — миллионеров повысилось с 5 236 до 9 431. Имущество самого богатого вТермании человека. Крупна, составляло, по этим же данным, в 1895 г. 119 млн. марок, а в 1913 г- — уже 283 млн. марок. После Крупна богаче всех были: князь Генкель-Доннерсмарк, имевший 254 млн. марок, Ротшильд— 163 млн., герцог Уест — 154 млн. и германский император Вильгельм II— 140 млн. .марок. Выплачиваемые военными заводами дивиденды повышались. Предприятие Круппа выдало своим! акционерам!, т. е. членам семьи Крупна, в виде дивиденда в 1911 г. 18 млн. марок, в 1912 г. — 21 млн., в 1913 г, — 25 млн. марок. В 1912 г. завод Круппа праздновал свой «юбилей»— им была выпущена 50-тысячная стальная пушка.
20
Положение рабочего класса Германии ухудшалось. В денежном выражении заработная плата, правда, увеличивалась, но с начала XX столетия покупательная сила денег непрерывно уменьшалась. Основной причиной этого являлся рост дороговизны. С помощью покровительственных таможенных пошлин на ввозные товары промышленный и аграрный капитал удерживал цены внутри страны на высоком уровне. За 1900—1912 гг. реальная (считая на товары) заработная плата германских рабочих упала в среднем на 20%. Обнищание германского пролетариата обусловливалось не только ростом дороговизны, но и уменьшением его д о лив общественном доходе страны. Положение рабочих ухудшилось также вследствие роста интенсивности труда. Рабочий день составлял в среднем 10 часов. Некоторые слои рабочих, например сельские рабочие и текстильщики, жили в подлинной нищете. Накопление богатства в руках буржуазии и помещиков совершалось за счет рабочего класса. Классовые противоречия обострялись. Рабочие массы вступали в германскую социал-демократическую партию, полагая, что она является революционной партией пролетариата. В 1912 г. германская социал-демократия насчитывала 1 млн. членов, а на парламентских выборах получила 4% млн. голосов. В близких к социал-демократии профессиональных союзах организовано было 2% млн. рабочих.
Но за этими успехами скрывался недуг германского рабочего движения, подтачивавший его силы, — оппортунизм руководителей социал-демократии и их приспешников. После смерти Фридриха Энгельса, последовавшей в 1895 г., оппортунисты в германской социал-демократии открыто подняли голову. Идейным вождем их был Эдуард Бернштейн. Оппортунизм стремился подменить революционный марксизм буржуазным либерализмом.
Оппортунисты начали с отдельных вылазок против революционного марксизма. В период же империализма оппортунизм в германской социал-демократической партии вырос в. целое течение. Этот факт был экономически обусловлен появлением внутри рабочего класса особого слоя — рабочей аристократии. Слой этот сознательно взращивался буржуазией, которая была заинтересована в усилении оппортунизма в социал-демократии. Буржуазия швыряла рабочей аристократии крохи от своих империалистических сверхприбылей. Оппортунистические руководители социал-демократической партии, профессиональных
союзов и рабочая аристократия составляли социальную опору буржуазии в рабочем классе. Открытым оппортунистам, правым вождям — Эберту, Носке, Шейдеману, Легину и другим — оказывали поддержку скрытые оппортунисты- центристы. На словах они выступали против оппортунистов, на деле же следовали за ними. Главой центристов был Карл Каутский.
Против оппортунистической политики вождей социал- демократии боролись германские левые — Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Франц Меринг, Клара Цеткин. Ленин поддерживал германских левых в их борьбе против открытых оппортунистов и центристов. В то же время Ленин подвергал критике серьезные ошибки левых, помогая им занять правильную позицию в основных вопросах рабочего движения. Одна из ошибок левых состояла в том, что они боялись организационного разрыва с оппортунистами. Вследствие этого в Германии не было создано революционной пролетарской партии, которая могла бы возглавить левеющие массы и повести их в бой против империализма, за свержение капиталистической системы.





 


гугл

ya



Категория: История | Добавил: Forester (26.08.2016)
Просмотров: 58 | Теги: история Германии | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: