Главная » Статьи » История Второй Мировой

Герои гражданской войны - Константин Трунов

Герои гражданской войны - Константин Трунов

Константин Архипович Трунов

После февральских событий 1917 г. многие солдаты, измученные почти трехлетней войной, сами бросали оружие и группами уходили с фронта. Грязные, истощенные, оборванные, они заполняли дороги, станции, поезда. Вместе с другими весной 1917 г. в родную Ставрополыцину возвращался с фронта и прапорщик Константин Трунов.
Он был призван в армию еще до войны. Царская армия калечила людей. Смелых она делала трусливыми, одаренных — тупыми. Нужно было быть исключительно крепким и смелым человеком, чтобы сметь протестовать против бесчинств и оскорблений, которые терпел солдат в царской армии. Таким был Константин Трунов. Однажды офицер, обходя строй, ударил по лицу солдата. Трунов вырвался из застывших рядов и одним ударом сшиб офицера. Военный суд приговорил Трунова к восьми годам тюремного заключения. Солдаты пытались силой освободить своего товарища сначала из-под конвоя, потом из тюрьмы, но им это не удалось.
Однако полного срока наказания Трунову не пришлось отбывать. Для империалистической войны были нужны огромные людские резервы. Царское правительство брало добровольцев, запасных, брало по дополнительным мобилизациям и, наконец, погнало на фронт заключенных. Вместе с другими туда был отправлен и Трунов. На фронте он дрался геройски. За отвагу и доблесть он был награжден четырьмя Георгиевскими крестами, четырьмя медалями и произведен в прапорщики. Но как только представилась возможность, Трунов немедленно покидает фронт и отправляется к себе на родину.
Родился Трунов в большом селе Терновском близ Ставрополя в 1884 г. Сын батрака и сам батрак, он провел здесь тяжелые годы детства и юности.

***
В ноябре 1917 г. беднотой села Терновского был создан военнореволюционный комитет. В комитет были выдвинуты фронтовики. Однажды в ревком пришел Трунов. Он положил на стол перед председателем узелок, в котором были четыре георгиевских креста и медали.
«На нужды революции», — сказал Трунов. Ревком назначил его военкомом села.
В 1918 г. генералы Корнилов, Алексеев, Деникин разослали по селам и деревням приказания дать организуемой ими «добровольческой» армии хлеб и рекрутов. Приказ был получен и в селе Терновском. Здесь собрали сход и решили хлеба и рекрутов «добровольческой» армии не давать. На сходе была выбрана делегация к командованию «добровольческой» армии. Ей поручалось узнать у генералов, почему они воюют с Советами и какова их земельная программа. В делегацию был выбран и Трунов. Он знал, что несколько подобных делегаций не вернулось, они были повешены генералами, но от участия в поездке не отказался.
Когда делегация крестьян подъехала на тачанках к станции Торговой, постовые обезоружили их и под конвоем направили в штаб. Там их принял генерал Алексеев и приказал дежурному офицеру раздать им по тощей брошюрке «Воззвание к крестьянам!». Этим прием и окончился. Из Торговой делегатам было приказано выехать по другой дороге. Недалеко от села на двух виселицах раскачивались трупы. «Вот их программа и насчет земли, и насчет прав крестьян, и насчет Советов», — пояснил делегатам Трунов.
По возвращении делегатов терновцы решили оказать сопротивление белогвардейцам и для обороны села создали вооруженный партизанский отряд. Командующим отряда был избран Трунов. В это же время и в селе Митрофановке, в противоположной восточной части Ставропольской губернии, был организован большой партизанский отряд под предводительством батрака Иосифа Апанасенко. Партизаны поднимались
по всей губернии. Ставрополье становилось ненадежным тылом «добровольческой» армии. И чтобы «укрепить» тыл, по губернии стали рыскать корниловские карательные отряды. В местечках и селах, куда приходили карательные отряды, на площади ставились виселицы, снова появлялся помещик, урядник, стражники. В Ставрополе появился даже губернатор.
В стычках с крупными карательными отрядами получили первое свое боевое крещение терновцы. К лету 1918 г. партизанский отряд уже настолько окреп, что мог вести не только оборонительные бои, но и совершать удачные налеты на противника. Одним из таких неожиданных налетов был налет на село Дмитриевку, где расположился отряд белых в 900 человек со штабом. Группа партизан вместе с Труновым удачно сняла караулы и проникла в штаб. Арестовав офицеров, Трунов предложил солдатам перейти в его отряд. Большая часть солдат приняла предложение Трунова. Из них был сформирован особый пехотный
батальон.
Летом 1918 г. имя Трунова стало популярным на Ставропольщине. На движение ставропольских партизан обратили внимание организаторы героической обороны Царицына — Сталин и Ворошилов. В тяжелое и опасное время, когда ставропольские партизаны были отрезаны от центра республики, им был прислан транспорт боевого снаряжения. Это подняло боевой дух партизан. К Трунову шли крестьяне окрестных сел. Партизанский отряд рос и становился серьезной угрозой тылу белых.
В августе командование «добровольческой» армии решило обезопасить тыл и разгромить партизан. Против Трунова генералом Алексеевым была брошена карательная экспедиция из четырех отборных полков корниловцев и белочехов под командованием генерала Глясс и полковника Зайцева и др.
Получив сведения о продвижении отряда Зайцева, Трунов выбрал местом решительной встречи родное село Терновское. Большинство партизан отряда были его односельчанами; они, как никто, знали окружающую местность. Борясь на подступах к Терновскому, партизаны боролись за родное село, за свои полосы, за свои семьи. Трунов знал, что в трудную минуту партизан поддержат их братья, отцы, дети, жители соседних сел, деревень. Он собрал в Терновском все силы отряда и призвал на помощь земляков. Две тысячи с лишним односельчан откликнулись на призыв. За два дня они опоясали село глубокими окопами для стрельбы стоя. Многие хотели драться, но нехватало оружия. 23 августа на рассвете отряд полковника Зайцева подошел к селу Терновскому. Зайцев знал, что партизаны сосредоточились в Терновском, но считал их силы незначительными. Явно недооценивая серьезность встречи с партизанами, полковник Зайцев .повел наступление на село
походными колоннами. Войска шли, как на параде. Зайцев считал, что партизаны разбегутся при виде его отрядов. Но партизаны и не думали
отступать.
Трунов тщательно подготовился к встрече с карательной экспедицией. В центре, у дороги, он расположил еще не бывший в боях с белыми батальон из пленных солдат, взятых в бою за село Дмихриевское, и из солдат, перешедших на сторону партизан. По обе стороны от этого батальона в непосредственной близости друг от друга заняли окопы другие семь батальонов; на обоих флангах расположились три эскадрона кавалерии. Сам Трунов находился в центре своих войск на грузовике, вооруженном двумя пулеметами и легкой полевой пушкой. Часть
пулеметов была поставлена на тачанки и сосредоточена за линией
окопов. Трунов приказал подпустить противника на 150 саженей и запретил вести огонь без команды. Примерно в 500 саженях белые перестроились на ходу и открыли огонь. Партизаны молчали; они допустили противника на 200 саженей и тогда дружным огнем! из окопов заставили его обратиться в бегство. Первым! в погоню за противником бросился на своем
грузовике Трунов, за ним. поднялась из окопов пехота, с флангов вырвалась кавалерия, сзади бежали жители с вилами и лопатами.
В этот же день спустя несколько часов полковник Зайцев пытался с подошедшими на подкрепление частями корниловцев произвести новую атаку, но успеха не имел и был окончательно разбит.
Как и ожидал того Трунов, значительную роль в боях этого дня сыграли местные жители. В бою приняло участие все население села Терновского. Возле каждого стрелка в окопах находилось по .нескольку человек, готовых сменить его в случае ранения. Многие пришли в окопы
вооруженные дробовиками, вилами, топорами, железными ломами, самодельными пиками; тут же толпились дети, подносили патроны; женщины тащили из села хлеб, сало, молоко, помогали перевязывать раненых, уносили их с поля боя; старики тоже помогали, организовывали обоз и т. д.
Значение этого боя было огромно. В партизанское движение поверили самые широкие слои крестьян. На Ставрополыщше уже успешно дрались партизанские отряды Апанасенко, Трунова, Ипатова, Шейко, Николенко и др. Однако разрозненная борьба давала лишь частные успехи. Для достижения общего успеха необходимо было объединение этих партизанских отрядов. В сентябре 1918 г. на хуторе Степаненко по инициативе Апанасенко было созвано совещание руководителей партизанских отрядов. Здесь было принято решение свести крупные отряды Апанасенко, Трунова, Петра Ипатова и несколько мелких отрядов во 2-ю рабоче-крестьянскую северо-восточную Ставропольскую дивизию под командованием Апанасенко.
В первые дни дивизия успешно села бои в районе сел Кугультинского, Терновского, Безопасного, Дмитриевского. Чаще всего это были неожиданные ночные налеты. Такой характер боев объяснялся острым недостатком оружия и снаряжения. К концу сентября белые отрезали партизанам все пути к центру, и приток боеприпасов совсем! прекратился. Особенно нехватало патронов. Тогда по инициативе одного из популярных командиров дивизии, большевика Петра Ипатова, бывшего оружейного мастера Ижевского завода, в селе Кевсалы был создан примитивный патронный завод. Завод был устроен в кузнице, а в походе он передвигался на двух-трех подводах. Этот кустарный завод давал до 7 000 патронов в сутки. Но этого было явно недостаточно. Часто партизаны шли в бой, имея в подсумке 3—4 патрона, а то и ни одного.
В дальнейшем под нажимом белогвардейских частей партизанам пришлось отступить к Манычу, в глубь губернии. Но даже «в этот тяжелый период командование дивизий сумело организовать большой транспорт хлеба для Царицына. Под защитой малочисленного конвоя, смело вступавшего в ожесточенные схватки с белогвардейскими заставами, транспорт благополучно прибыл в Царицын. В Царицыне партизан принял товарищ Сталин; он распорядился выдать им; оружие — патроны, снаряды, пушки, винтовки — и откомандировал в Ставрополь несколько политических работников.
Приезд политических работников из Царицына имел огромное значение для партизанской дивизии. Редкие поражения отдельных частей дивизии были следствием слабой военной дисциплины и политической отсталости ее бойцов. Так, например, одно из поражений дивизии
в конце ноября 1918 г. в бою за село Кевсалы произошло из-за преступного невыполнения командирами отдельных частей боевого приказа. Части партизанской дивизии занимали четыре села: Кевсалы, Большие и Малые Джалги, Магадын-Сала. Противник, сосредоточив поблизости крупные конные части, направил главный удар на село Кевсалы, где рас¬ полагался полк Трунова. В первый день боя белым удалось расколоть партизанскую дивизию на две части. Тогда командование дивизии решило перехватить инициативу у белых и дать бой противнику у села, для чего на рассвете начать наступление одновременно с трех сторон всеми частями. Полк Трунова выполнил приказ начдива, но все другие подразделения, участвовавшие в операции, опоздали на несколько часов. Полк Трунова героически сражался против двух дивизий противника и в результате неравной схватки потерял 480 человек убитыми. Дивизия потерпела первое тяжелое поражение. Подвели отдельные командиры, сказалась слабость воинской дисциплины.
Чехословацкий генерал Гляссе, командовавший кавалерийской дивизией, подходил с юга, по направлению к селу Софиевскому, которое имело стратегическое значение как для партизан, так и для белых.
В это время, измученный тяжелыми походами и беспрерывными боями, отряд Трунова продолжал продвигаться все дальше и дальше на северо-восток, в глубь губернии, стремясь скорее соединиться с другими полками дивизии.
Была поздняя осень 1918 г. Вернулась разведка. Начальник разведки Мещеряков докладывал, что село Софиевекое, находящееся в 25 километрах, заняла конница белых. Части входили в село при закате солнца; видно было, как прошли три сотни, остальных скрыла тьма.
Сведения были неполные, численность противника не была точно выяснена, но Трунов решил действовать.
Он написал комбату 1:
«Нами получены сведения, что противник вечером, на закате солнца занял село Софиевекое. У противника конница и пехота. Приказываю, пользуясь темнотой, в эту же ночь разбить его, для чего: выступить с батальоном пехоты, с приданием двух пулеметов и пушки. Связаться с Петром Максимовичем Ипатовым, с его частями и держать связьбеспрерывно».
Было сообщено Ипатову (командиру полка), что появился противник и что Трунов с двумя ротами подойдет к селу Софиевскому к 3 часам ночи. Необходимо подкрепление хотя бы двумя ротами пехоты. Наскоро был выработан план действий: подойти к селу ночью с противоположной стороны; разведка должна снять посты противника и открыть путь; два пушечных выстрела послужат сигналом. По этому сигналу батальон, подойдя вплотную к селу, бросается в атаку. Вызвали конные линейки полка. Уселась пехота. Двинулись в путь. Было темно. Но партизанам знакома каждая тропинка. Ехали молча, знали, что предстоит серьезная стычка, и каждый шорох может погубить дело. В двух верстах от села спешились, линейки вернули назад. Шли, подкрадываясь тихо и осторожно, а когда разведка сообщила, что посты сняты и путь свободен, пошли ускоренным шагом-. С восточной стороны села подошли две роты Ипатова. Труновцы связались с ними и посвятили их в план действий.
3 часа ночи. Два условных артиллерийских выстрела. Пехота вплотную подошла к селу и по команде «в атаку» с криком «ура» бросилась на ничего не подозревавшего противника. Началась стрельба. Артиллерийские выстрелы ошеломили белых. Они выбегали из домов в одном белье и не разобравшись бросались на своих.
Вместо ожидаемого кавдивизиона партизаны столкнулись с целой дивизией генерала Гляссе, но темнота помогла им одержать победу. Ошеломленные внезапным нападением, думая, что имеют дело со значительными силами красных, белые в панике бежали, сдавались в плен.
Красноармеец Волобуев захватил в плен самого генерала Гляссе. На выручку генералу подоспели чехо-словаки. Волобуев в упор выстрелил в генерала, забрал у него документы и, героически отбиваясь от врага, доставил их командованию. Среди документов находились планы наступления белогвардейцев. Дивизия противника была разбита, и все ее снаряжение перешло в руки партизан. Узнав о разгроме дивизии генерала Гляссе, белые повели ожесточенное наступление. Они бросали в бой лучшие свои части, издали приказ «не брать в плен», но ничего не помогало. Партизанские отряды дрались
упорно, не отступая ни на шаг, и своим натиском выводили из строя то одну, то другую часть противника. Начдив Апанасенко действовал в это время на другом направлении.
Он принял на себя самый опасный участок — правый фланг, откуда неприятель напирал крупными силами и создавал угрозу прорыва в тыловые расположения партизан.
Взяв грузовой автомобиль, вооруженный пулеметами, и отобрав самых отважных бойцов, Апанасенко направился к селу Магадын-Сала. Село было занято белыми. Они чинили жестокую расправу над крестьянами. Хорошо вооруженный и численно намного превосходивший силы Апанасенко, противник теснил красных и обходил их с обоих флангов.
Видя безвыходность положения, Апанасенко решился на последнее средство. Он вскочил в автомобиль и прорвался сквозь не успевшее сомкнуться кольцо белых.
Молодые бойцы 4-го кавполка, оказавшегося в окружении, дрались мужественно, защищались отчаянно. Отступали медленно. (Раненые отстреливались до последнего патрона. Бойцы знали: если белые победят, полк будет весь перебит, село Тахта уничтожено. Но силы были неравные. Кольцо белых Смыкалось.
В это время за расположением белых показался автомобиль. И около самой колонны, которая должна была нанести последний удар красным, автомобиль сделал резкий поворот. Апанасенко припал к пулемету и дал очередь по самой гуще колонны. Офицеры растерялись, кинулись бежать, толкая и сшибая друг друга.
Бойцы 4-го кавполка, видя замешательство врага, кинулись в атаку. Грянуло грозное, победное «ура». Белые в панике бежали, бросая оружие, снаряжение, обоз. Благодаря самоотверженности и находчивости Апанасенко 4-й кавполк не только вырвался, из окружения, но и жестоко разгромил белых.
В ноябре 1918 г. командование партизанской дивизии узнало, что город Ставрополь, занятый красной Таманской армией, окружен белыми войсками. На выручку Таманской армии были посланы 5-й стр. полк, которым командовал Трунов, 4-й и 6-й полки. Под общим командоваием Апанасенко полки стремительным) ударом разорвали кольцо белых, соединились с Таманской армией и дали ей возможность выйти из вражеского окружения. Таманская армия ушла через Благодарное на Астрахань, а партизаны отступили через Петровское на Винодельное, где стоял штаб 2-й рабоче-крестьянской дивизии.
В1 декабре 1918 г. — январе 1919 г. дивизия Апанасенко дралась с отрядами Шкуро. Прекрасно вооруженные казаки-шкуровцы велй войну партизанскими методами. Это были тяжелые бои. Исключительный героизм проявили в этих боях партизаны. Трунова всегда видели впереди полка. Под натиском до зубов вооруженного противника партизаны вынуждены были отойти за Маныч в калмыцкие степи. Там ставропольские партизаны соединились с астраханскими партизанскими отрядами. Из этил войск был образован Степной фронт для отражения противника, наступавшего из-за реки Маныч в западном* и южном направлениях.
Был создан Революционный военный совет фронта. В дивизии и полки были назначены опытные командиры и комиссары.

командиры первой конной армии
Командиры Первой конной армии РККА К. Е. Ворошилов, ?, С. М. Будённый, фото периода 1918—1920 годов.

Реввоенсовет Степного фронта связался со штабом 10-й армии и лично с товарищами Сталиным и Ворошиловым. Однако эта связь была непрочна: армии Степного фронта получали время от времени оперативные указания, но лишены были возможности драться во взаимодействии с 10-й армией и пополнять запасы продовольствия и боевого снаряжения
из Царицына. В эту зиму партизаны терпели небывалые лишения. Уйдя из Ставрополя, они лишились продовольственной базы и той большой помощи, которую оказывали ставропольские крестьяне непосредственным участием в боях. На голодных, плохо одетых и измученных бойцов в безлюдной степи обрушилась эпидемия тифа. В ротах из 150—100 человек здоровыми оставались 75—50. Тиф свирепствовал не только в армии, но и в редких степных поселениях. В феврале Степной фронт походил на огромный тифозный лагерь. Части с каждым днем) таяли. Стоять на месте не было смысла. Итти в поход рискованно, надо было решиться оставить тысячи больных бойцов без надежной охраны. Но другого выхода у командования не было. В разных направлениях были разосланы для глубокой разведки небольшие отряды конников. Они должны были нащупать расположение и состояние войск противника, у которого с наименьшими потерями можно было бы отбить продовольствие, патроны,
медикаменты.
Неутомим в этих разведках был начдив Апанасенко. Однажды его разведка донесла, что в селе Новоселовка, в 90 километрах по направлению к Великокняжеской, находится учебный пункт противника. В селе стоит офицерский полк и другие части численностью до 2 000 человек, при них десятка два пулеметов и батарея. Части имеют большие запасы продовольствия и снаряжения. Внезапным лихим налетом Апанасенко разгромил противника в Новоселовке. Красным достались богатые трофеи.
Трунов во взятии Новоселовки не участвовал. Ему была поручена охрана больных. Охранять огромный тифозный лагерь оказалось не менее трудным делом. Противник разведал о далеком марше красной конницы и напал на лагерь Трунова. Посланный за помощью ординарец нашел главные части только на исходе дня. Много часов пришлось Трунову сдерживать яростно наседавшего врага. В полдень следующего дня передовые части Апанасенко ударили по врагу с тыла и смяли его.
Ранней весной 1919 г. 10-я армия повела наступление по железнодорожной магистрали Царицын — Тихорецкая. Для того чтобы поддержать это наступление, Реввоенсовет Степного фронта послал на поиски к Великокняжеской кавалерийскую группу. Эта группа должна была ударить по коммуникациям противника. В начале марта части 10-й армии подошли к Великокняжеской. Войска Степного фронта впервые связались непосредственно с главными силами Южного фронта. Красные части Степного фронта вошли в состав 10-й армии. Из них были созданы 32-я стрелковая и 6-я кавдивизии.
С подходом главных сил 10-й армии к Великокняжеской противник перешел в контрнаступление на левом! фланге. Белым удалось смять части левого фланга и оттеснить их к железнодорожной магистрали Тихорецкая— Царицын. 10-я армия вынуждена была отойти из района Великокняжеской к Царицыну. В мае 1919 г. Ставропольский полк Трунова вместе с другими частями 6-й и 4-й кавалерийских дивизий вел упорные бои с наседавшей белой конницей, прикрывая отход главных частей 10-й армии. Под Царицыном бои стали еще ожесточеннее.
В дальнейшем полк Трунова вместе с частями 6-й кавдивизии был переброшен на Волгу и дрался с противником, захватившим город Камышин. В этих боях Трунов показал себя зрелым, одаренным командиром. Его отвага, решительность, умение ориентироваться в боевой обстановке и быстро находить наиболее эффективный выход из самых неожиданных положений покорили бойцов и сделали имя Трунова близким и дорогим каждому красноармейцу. Необыкновенно яростный в борьбе, он был трогательно отзывчивым человеком в обычной жизни. В атаку он шел всегда впереди отряда, на ходу расстегивая шинель и ворот гимнастерки. Он не любил носить головной убор; густая русая шевелюра спадала на широкое загорелое лицо.


В июне 1919 г. из 4-й Буденновской и 6-й Ставропольской дивизий был создан 1-й Конный корпус под командованием Буденного. 10-я армия продолжала отход вверх по Волге, на Саратов, а Конный корпус прикрывал отступление, ежедневно ведя жестокие бои с конницей и пехотой противника. В 30—40 километрах южнее Саратова 1-й Конный корпус вместе с пехотными частями перешел в контрнаступление на армию генерала Деникина и в жарких боях нанес несколько жестоких поражений белогвардейской коннице. Это были решающие бои. «Добровольческая» армия дрогнула и начала отступление сначала к Царицыну, а затем и дальше к Черному морю. 10-я армия преследовала отступающего врага. Корпус Буденного наседал на противника, не давая ему возможности отдохнуть. В ежедневных боях белая кавалерия несла большие потери, бросала по пути отступления боевые припасы, снаряжение, обозы. Жестокие бои произошли у станции Раковка и у Северного Донца. В этих боях был разбит конный корпус генерала Коновалова. В январе 1920 г. полк Трунова получил задание командования — отрезать пути отступления отходящей от Царицына белой армии. Утром
6 января Трунов вместе с головным отрядом вышел в тыл противника и занял село Каптинку. Разведав расположение врага, эн изложил на совещании с командирами подробный план действий. После боев под Сарептой беспорядочно отступавшие части белых расположились на отдых на станции Абганерово. Но на путях стояли два бронепоезда: «Генерал Алексеев» и «За Россию». Ночь была морозная, и вся прислуга, кроме охраны, находилась в здании станции. Пехота, расположившись вокруг станции, жгла костры. Трунов решил напасть на противника врасплох. Отделение разведки должно было бесшумно снять заставы, после чего полк с разных сторон неожиданно обрушивается на противника. Трунов отправляется с разведывательным отделением из семи человек и, мастерски сняв заставы, дает два выстрела из нагана - сигнал для атаки.
После короткого боя станция Абганерово была взята. Был захвачен в плен 4-й гренадерский полк, 8 обер- и штабс-офицеров, 800 рядовых, остальные или пали в бою или покончили самоубийством. Были взяты трофеи: 2 бронепоезда, оркестр полковой музыки, 6 пулеметов, свыше 1 000 винтовок и другие предметы военного снаряжения.

В составе Первой Конной армии полк Трунова героически дрался у Торговой и Егорлыкской с белой конницей Павлова, а под Белой Глиной — с пехотой генерала Крыжановского. Полк Трунова обошел Белую Глину, ворвался в тыловое расположение противника и уничтожил штаб корпуса Крыжановского. В это время с севера стали подходить другие части 6-й дивизии, а корпус Крыжановского одной колонной уже подошел к частям дивизии почти в упор. 4-я и 6-я дивизии стремительно двигались на противника. Пехота Крыжановского частью побросала оружие и сдалась, частью ударилась в беспорядочное бегство, наводя панику на свои тылы. На дороге столпились в сумятице обозы, артиллерия, разное имущество, штабы. В плен попал и сам Крыжановский со штабом.
Севернее станицы Лабинской деникинцы попытались контратаковать части 6-й дивизии. Попытка белых кончилась печально: три конных полка легли в степи, уничтоженные красными кавалеристами; остальные спаслись в беспорядочном бегстве.
За исключительный героизм, проявленный в боях под станциями Белореченской и Белой Глиной, полк Трунова был назван Белореченским. 22 марта 1920 г. Первая Конная достигла Майкопа. В лесах южнее реки Белой были ликвидированы последние остатки белых банд. После этого Первая Конная получила приказ выступить на польский фронт.
В составе 6-й дивизии на Украину был переброшен и 34-й полк Трунова.
В мае Конная армия сосредоточилась в районе Умани. Здесь начались жестокие схватки с польской и петлюровской конницей. 6-я дивизия участвовала в авангардных боях. В начале июня она разбила 1-ю польскую дивизию. Конная армия перешла в решительное наступление, прорвала фронт противника и вскоре вынудила 3-ю польскую армию оставить Киев.

В июне 1920 г. пришлось вести упорные бои за Новоград-Волынск.
Единственный подступ к городу — мост через реку — был сильно укреплен поляками, и лобовая его атака была невозможна. Исключительную роль во взятии Новоград-Волынска сыграли смелые, инициативные действия Трунова.
Однажды ночью Трунов вместе с двумя красноармейцами своего полка переправился через реку в расположение противника и разведал численность и местонахождение поляков. К утру он переправил через реку свой полк и внезапно атаковал противника с тыла. Появление
крупной части красных было полной неожиданностью для поляков. После короткой схватки они в панике бежали, открыв дорогу на город.
При взятии города Трунову достались богатые трофеи и много пленных. Утром к городу подошли части дивизии. Трунов выехал навстречу комдиву и доложил о благополучном! окончании операции.
Блестящую победу над поляками 6-я кавдивизия одержала и под Бродами. Здесь было уничтожено крупное соединение поляков. Бой кончился. Трунов осматривал с холма поле сражения и вдруг заметил, что по лощине, по направлению к лесу, на одной лошади едут два польских офицера. Трунов бросился к коню и поскакал в погоню. Увидев Трунова, поляки открыли стрельбу. Но Трунов все-таки настиг беглецов и выстрелом! из нагана убил одного из них. Но второй почти в упор успел выпустить в Трунова целую обойму.
Вечером начальник б-й кавдивизии Апанасенко писал командарму Буденному:
«Доношу, что после вашего вчерашнего отъезда из дивизии полки 2-й и 3-й бригад были окружены конницей противника, а пехота поляков
сделала заслон у села Бол дуры. Мною был отдан приказ разбить противника или умереть. Я сам повел полки в атаку. И после ожесточенного боя разбил 12 полков белопанской конницы. Из них 7-й, 8-й, 12-й уланские полки загнаны в болото. Нами взято 1 500 строевых лошадей, 12 орудий, 40 пулеметов и радиостанция.
В этом бою пал смертью храбрых командир 34-го кавполка тов. Трунов...»
И. ИВАНЬКО.
Категория: История Второй Мировой | Добавил: Forester (24.01.2016)
Просмотров: 767 | Теги: история, Трунов, Ставрополье, 1920, Гражданская война | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: