Главная » Статьи » История Второй Мировой

Кто более ас

Кто более ас

"СССР смог компенсировать все немецкие преимущества простейшим способом: созданная ещё перед войной и заметно развитая по ходу неё промышленность создала существенно больше истребителей, специально спроектированных в расчёте на массовое производство, чем развитая в целом заметно лучше, да ещё и опирающаяся на ресурсы всей Европы, немецкая, нацеленная на высочайшую мощь — пусть и ценой непомерной сложности — каждого отдельного экземпляра оружия.


В результате уже в 1943-м основная масса опытных немецких пилотов оказалась выбита, и в дальнейшем уже СССР превосходил Германию по уровню подготовки лётчиков.
Технические же возможности модернизации немецких истребителей исчерпались ещё раньше, и наращивание формальных лётных характеристик — скорости, вооружения — покупалось ценой роста массы и падения манёвренности.

Насколько я могу судить по многим источникам, тактика «бей и беги» уже над Курской дугой была для немецких истребителей не осознанно выбранной среди множества вариантов, а единственно возможной.
Поэтому при грамотном построении советских сил она оказывалась ловушкой для самих немцев: при попытке атаки и/или на отходе они гарантированно попадали под огонь.

Словом, независимо от намерений автора книга в очередной раз доказывает известное с незапамятных времён: правильная стратегия одолевает сколь угодно изящную тактику."


К "двойному юбилею" ВВС срочно готовили различные издания. В том числе специально для детей была выпущена книга "Знаменитые самолёты ВВС России"

В книге рассказ о некоторых знаковых самолетах наших ВВС - от ИМ до Ту-160. Есть статья и про "Яки". Естественно в последней возник вопрос о воздушных победах, и нужно было как-то рассказать детям о том, почему у Х. - 352, а у П. меньше 59... Непростая задача.

Небольшой отрывок из этой статьи:

Для чего нужен истребитель?

На первый взгляд этот вопрос кажется очень простым. Любой человек, даже не знакомый с авиацией, ответит без запинки: истребитель нужен для того, чтобы сбивать вражеские самолеты.

А если подумать? Так ли все просто?

Как известно, истребительная авиация – часть военно-воздушных сил.
Военно-воздушные силы – составляющая часть армии.

Задача любой армии – разгромить противника. Понятно, что все силы и средства армии должны быть соединены воедино и направлены на разгром врага.
Руководит армией ее командование. И от того, как командование сумеет организовать управлением армией, зависит результат боевых действий.

Что сделали немцы?

Командование вермахта поручило своей истребительной авиации завоевать господство в воздухе. Другими словами – германская истребительная авиация должна была тупо сбивать все вражеские самолеты, замеченные в воздухе. Героем считался тот, кто собьет больше самолетов противника.

Надо сказать, что такой подход очень импонировал германским летчикам. Они с удовольствием включились в это «соревнование», считая себя настоящими охотниками.

И все бы хорошо, да вот только поставленную задачу германские летчики так и не выполнили. Да, самолетов наших они посбивали немало. А что толку? С каждым месяцем краснозвездных самолетов в воздухе становилось все больше. Одно это говорит о том, что воздушную войну немцы полностью проиграли.

В свою очередь командование Красной Армии задачи истребительной авиации видело совершенно в другом. Советские летчики-истребители прежде всего должны были прикрывать сухопутные войска от ударов германских бомбардировщиков. А еще они должны были защищать самолеты штурмовой и бомбардировочной авиации во время их налетов на позиции германской армии. Другими словами, истребительная авиация действовала не сама по себе, как у немцев, а исключительно в интересах сухопутных войск.

Это была тяжелая неблагодарная работа, в ходе которой летчики обычно получали не славу, а смерть.

В ходе прикрытия сухопутных войск от наших летчиков-истребителей требовалось как можно дольше «висеть» в воздухе над самой линией фронта, демонстрируя пехоте, что небо над ее головой надежно защищено от вражеских бомбардировщиков. При этом пилотам приходилось экономить топливо и барражировать в воздухе на малых скоростях и высотах.

Как уже не раз отмечалось выше, летая на малых скоростях, наши летчики невольно вынуждены были играть роль обороняющейся стороны. Немецкие же истребители, не связанные скоростными и высотными ограничениями, словно коршуны набрасывались на наши воздушные дозоры. Вражеские пилоты, имея преимущество в высоте и скорости, выбирали удобный момент для атаки и переходили в пикирование. Набрав на снижении огромную скорость, они молниеносно сбивали наши «ястребки», пилоты которых, даже заметив атакующего противника, уже ничего не могли поделать. Десятки гитлеровских летчиков стали асами за время подобной охоты.

Сопровождая не особо скоростные бомбардировщики и штурмовики, наши летчики опять-таки были вынуждены снижать скорость полета до скорости своих подопечных, что затрудняло им отражать стремительные атаки вражеских перехватчиков.

Неудивительно, что потери советских истребителей были огромны. Впрочем, это вовсе не означает, что наши самолеты были хуже, а летчики слабее немецких. В данном случае исход боя определяли не качество техники, не мастерство пилота, а тактическая необходимость, жесткий приказ командования.

Ты спросишь: «И что же это за такая глупая тактика боя, что за идиотские приказы, из-за которых напрасно гибнут и самолеты, и пилоты?»

На самом деле, тактика эта не глупая. Ведь главная ударная сила любой армии – ее сухопутные войска. Бомбовый удар по танкам и пехоте, по складам с вооружением и топливом, по мостам и переправам может сильно ослабить боевые возможности сухопутных войск. Один удачный воздушный удар может в корне изменить ход наступательной или оборонительной операции.

Если в воздушном бою при защите наземных объектов будет потерян десяток истребителей, но при этом ни одна вражеская бомба не попадет, к примеру, в склад с боеприпасами, то это значит, что боевая задача летчиками-истребителями выполнена. Пусть даже ценой их жизни. В противном случае целая дивизия, оставшись без снарядов, может быть смята наступающими силами противника. Враг может прорвать фронт.

То же самое можно сказать и о полетах на сопровождение ударных самолетов. Если штурмовики расстреляли, к примеру, танковую колонну, рассеяли наступающую вражескую пехоту, а бомбардировщики уничтожили склад боеприпасов, то это значит, что они внесли существенный вклад в победу. И если при этом летчики-истребители обеспечили им возможность прорваться к цели сквозь воздушные заслоны врага, пусть даже потеряв своих боевых товарищей, значит, они тоже победили.

И это действительно настоящая воздушная победа. Она считается победой даже в том случае, если в воздушных боях не удалось сбить ни один вражеский истребитель. Главное – чтобы была выполнена задача, поставленная командованием. Задача, которая приведет к окончательной Победе.

С мыслью о смерти…

Кто бы что ни говорил, но бесстрашных летчиков (как, впрочем, танкистов, пехотинцев или моряков), не боящихся смерти, не бывает. На войне хватает и трусов, и предателей. Но в массе своей наши летчики даже в самые тяжелые моменты воздушного боя придерживались неписанного правила: «сам погибай, а товарища выручай». Порой, уже не имея боезапаса, они продолжали вести бой, прикрывая своих товарищей, шли на таран, желая нанести врагу максимальный урон. А все потому, что они защищали свою землю, свой дом, своих родных и близких. Они защищали свою Родину.

Фашисты, напавшие на нашу страну в 1941 году, тешили себя мыслью о мировом господстве. В то время немецкие летчики и подумать не могли о том, что им придется пожертвовать своей жизнью ради кого-то или ради чего-то. Лишь в своих патриотических речах они были готовы отдать жизнь за фюрера. Каждый из них, как любой другой захватчик, мечтал после успешного завершения войны получить хорошую награду. А чтобы получить лакомый кусок, до конца войны нужно было дожить. При таком положении дел на первый план выходили не героизм и самопожертвование ради достижения великой цели, а холодный расчет.

Не стоит забывать и о том, что мальчишки советской страны, многие из которых впоследствии стали военными летчиками, воспитывались несколько иначе, нежели их сверстники в Германии. Они брали пример с таких бескорыстных защитников своего народа, как былинный богатырь Илья Муромец, князь Александр Невский. Тогда в памяти народа еще свежи были боевые подвиги легендарных героев Отечественной войны 1812 года, героев Гражданской войны. Да и вообще советские школьники воспитывались в основном на книгах, героями которых были истинные патриоты Родины.

Их сверстники из Германии тоже знали, что такое дружба, счастье, любовь, что такое патриотизм и родная земля. Но не стоит забывать и о том, что в Германии, с ее многовековой историей рыцарства, последнее понятие было особенно близко всем мальчишкам. Рыцарские законы, рыцарская честь, рыцарская слава, бесстрашие ставились во главу угла. Не случайно даже главной наградой рейха был рыцарский крест.

Понятно, что любой мальчишка в душе мечтал стать прославленным рыцарем.

Однако не стоит забывать, что вся история средневековья свидетельствует о том, что главной задачей рыцаря было служение своему господину. Не Родине, не народу, а королю, герцогу, барону. Даже воспетые в легендах независимые странствующие рыцари были, по своей сути, самыми обычными наемниками, зарабатывающими деньги умением убивать. А все эти воспетые летописцами крестовые походы? Разбой чистой воды. Не случайно слова рыцарь, нажива и богатство неотделимы друг от друга. Всем также хорошо известно, что рыцари редко гибли на поле брани. В безвыходном положении они, как правило, сдавались в плен другим рыцарям. Последующий выкуп из плена был для них вполне заурядным делом. Обычная коммерция.

И стоит ли удивляться тому, что рыцарский дух, в том числе и в своих негативных проявлениях, самым непосредственным образом сказывался на моральных качествах будущих воинов вермахта.

Гитлеровское руководство прекрасно знало об этом, потому как само считало себя современным рыцарством. При всем желании оно не могло заставить своих пилотов воевать так, как воевали советские летчики-истребители – не жалея ни сил, ни самой жизни. Нам это может показаться странным, но оказывается, даже в уставе германской истребительной авиации было записано, что летчик сам определяет свои действия в воздушном бою и никто не может запретить ему выйти из боя, если он посчитает это необходимым.

Вот почему немецкие асы никогда не прикрывали свои войска над полем боя, вот почему они не защищали своих бомбардировщиков так самоотверженно, как это делали наши истребители. Как правило, немецкие истребители лишь расчищали своим бомбовозам дорогу, стараясь сковывать действия наших перехватчиков. История прошедшей мировой войны изобилует фактами того, как германские асы, посланные на сопровождение бомбардировщиков, бросали своих подопечных в случае, когда воздушная обстановка складывалась не в их пользу. Расчетливость охотника и самопожертвование оказались для них понятиями несовместимыми.

В результате именно воздушная охота стала тем единственным приемлемым решением, которое устраивало всех. Руководство люфтваффе с гордостью рапортовало о своих успехах в борьбе с вражеской авиацией, геббельсовская пропаганда с упоением рассказывала германскому народу о боевых заслугах непобедимых асов, а те, отрабатывая данный им шанс остаться в живых, изо всех сил набирали баллы и с вожделением ждали новых почестей (в том числе заветных рыцарских крестов с мечами, дубовыми листьями, с бриллиантами).

Возможно, в головах немецких летчиков что-то изменилось лишь тогда, когда война пришла на территорию самой Германии, когда англо-американская бомбардировочная авиация начала буквально стирать с лица земли целые города. Женщины и дети десятками тысяч гибли под бомбами союзников. Ужас парализовал мирное население. Только теперь, охваченные страхом за жизнь своих детей, жен, матерей, немецкие летчики из сил противовоздушной обороны самоотверженно начали бросаться в смертельные воздушные схватки с превосходящим по численности противником, а порой даже шли на таран «летающих крепостей».

Но было уже слишком поздно. К тому времени в Германии почти не осталось ни опытных пилотов, ни достаточного количества самолетов. Отдельные летчики-асы и наспех обученные мальчишки даже своими отчаянными действиями уже не могли спасти положения.

Пилотам, которые в это время воевали на Восточном фронте, можно сказать, еще повезло. Практически лишенные топлива, они уже почти не поднимались в воздух, а потому хотя бы дожили до окончания войны и остались живы. Что касается упоминавшейся в начале статьи знаменитой истребительной эскадры «Зеленое сердце», то ее последние асы поступили вполне по-рыцарски: на оставшихся самолетах они полетели сдаваться в плен к понимающим их «друзьям-рыцарям» – англичанам и американцам.

С тех пор прошло уже почти семь десятилетий. Но до сих пор люди спорят о мастерстве германских, американских, британских и советских летчиков, считают и анализируют их победы.

Думаю что вы, ребята, прочитав все вышесказанное, наверное, сами сможете ответить на вопрос, были ли немецкие пилоты лучшими в мире? Действительно ли они наголову превосходили в своем мастерстве наших летчиков?

Текст Виктора Бакурского

Вообще большое видится на расстоянии... Есть такой (не у нас :-) историк авиации Эрик Пилявский
... Тема исследований у него специфическая - окраска наших самолетов.

Но, пишучи для западной публики такую книгу, надо проводить хоть какой-то ликбез по истории авиации РККА - хотя бы небольшое вступление. В краткой характеристике нашей истребительной авиации времен ВОВ есть такой пассаж:

Никто не заботился о выживаемости летчиков так, как советское руководство.
Пилоты были прикрыты качественной броней - на советских истребителей чуть ли не первыми появились бронеспинки (для справки - специальная авиационная броня АБ со стойкостью в 1,5 раза выше, чем немецкая), почти все истребители имели бронестекла, была введена огнестойкая одежда, самолеты оснащались системой наддува баков нейтральным газом.
В результате смертность от ожогов советских летчиков-истребителей была в 10 раз ниже, чем у американских!


Интересно, что все эти факты (отдельно) хорошо известны. Но объединить их и сделать вывод почему-то догадались только ТАМ…

Так, для справки – потери нашей авиации в «летно-подъемном составе» составили 27 тыс. человек. Обычно их у нас любят называть «смертниками, летающими на гробах»...

Для сравнения: только британское бомбардировочное командование потеряло 55 тыс. летчиков!
В два раза больше! Их главу - «Бомбера» Харриса - сами британские летчики не случайно за глаза называли «Мясником». Ту же систему нейтрального газа для своих «Ланкастеров» англичане догадались запросить у нас только в 1944 г!

Источник

Категория: История Второй Мировой | Добавил: eisernekreuz (01.11.2012)
Просмотров: 3413 | Комментарии: 1 | Теги: история, ВВС, Вторая мировая, WW2 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Нужно ещё учесть что у англичан и американцев на тяжелых бомбардировщиках не по 1-2 человека было а по 10.

Имя *:
Email *:
Код *: