Главная » Статьи » Археология и смежные темы

Различные варианты ромбовидных застежек на отвороты фалд


На территориях Украины, Белоруссии и России в последние годы находят все большее количество ромбовидных блях с крючками с изображением государственного герба Российской империи. Все эти бляхи имеют приблизительно одинаковые размеры и «ушки», рассчитанные для крепления на что-то толстое, примерно как на бляхах с патронных сум. На большинстве из них отчеканен или наложен российский императорский гербовый орел с поздним вензелем Екатерины II в медальоне на груди. Большинство найденных блях — медные или латунные, часть позолочена, а некоторые посеребрены, что указывает, скорее всего, на приборный цвет металла, положенный обладателю мундира, а серебрение и золочение — на то, что употреблялись они и на офицерских мундирах. Наиболее часто встречаемый размер — 44 х 30 мм. И главное, эти бляхи, найденные в разных местах, в основном на Украине, могут использоваться как пары: на одной крючок, а на другой — ушко для фиксации. То есть с их помощью что-то должно было застегиваться и расстегиваться...
Вот только однозначного ответа, где на русских военных мундирах использовались такие бляхи, до сих пор не было. Хотя версий, особенно на просторах интернета, высказано предостаточно. Наиболее распространенные из них предполагают, что это либо некие застежки к офицерским плащам, либо что-то из декора конского снаряжения. При этом игнорировалось, а скорее всего, просто оставалось неизвестным то, что в правление Екатерины II в гардеробе русского офицера плащи вообще отсутствовали. Согласно екатерининским регламентам, начиная с 1763 г. и до конца правления этой императрицы, в то время когда нижние чины надевали епанчи, офицеры употребляли сюртуки. Они застегивались на два ряда пуговиц и в силу конструкции не требовали каких бы то ни было специальных застежек у шеи, как у епанчей, которые еще со времен правления Елизаветы Петровны застегивались на мундирную пуговицу. Правда, в одном из последних екатерининских регламентов, введенном в сентябре 1794 г. для офицеров конной артиллерии польских войск, фигурируют
некие «плащи тонкого серого сукна с округлым воротником». Но этот регламент, ввиду начавшегося как раз в это время восстания Костюшко, так и не был реализован.

Различные варианты ромбовидных застежек на отвороты фалд



1) Позолоченная офицерская (44 » 33 мм).
2) С контррельефом (44 к 33 мм).
3) С накладным орлом (44 х 33 мм).
4) Офицерская артиллерийская (37 х 28 мм).
5) Позолоченная с контррельефом (44 х 30 мм).
6) Позолоченный Позолоченная с контррельефом (44 х 30 мм).
7) Позолоченная с накладным орлом (50 х 30 мм).
8) Накладной орел с застежки.
9) С накладным орлом.
10) С прорезным орлом.
11) Пара застежек с пол левой стороны кафтана.
12) Позолоченная с контррельефом. По типу 6, но без вензеля на груди орла. Со следами ремонта после того как отломился уголок с ушком



Ни в описаниях образцовых вещей, ни в табелях, утвержденных в период с 1763 по 1786 гг., ни на мундирах, ни на амуниции нижних чинов, офицеров или генералов упоминаний подобных застежек не встречается. Также ничего похожего мы не найдем на изображениях или сохранившихся мундирах того времени.
То же касается и второй потемкинской мундирной реформы, начавшейся с утверждения императрицей образцов нового обмундирования в 1783 г. и окончательно «закрепленной» в табелях 1786 г.: как во множестве сохранившихся вариантов регламентов (и черновых, и утвержденных), так и в описаниях образцовых вещей не только отсутствуют указания на искомые приспособления, но нет даже и намеков для предположений об их использовании.
Отметим, что уже через непродолжительное время на практически принятый регламент начались нападки, причем вовсе не со стороны полковых командиров и шефов, как это бывало обычно, — отклонения от утвержденных табелей были инициированы в полках, где шефом был сам Г.А. Потемкин! По-видимому, переодев почти всю русскую армию, Потемкин так и не смог остановиться и продолжил, хоть и не так радикально, как прежде, вносить различные коррективы в цвета и мелкие изменения в фасоны высочайше утвержденных образцов. Из самых известных нам «новинок», которые были быстро подхвачены и во многих других полках армии, можно назвать замену двух лопастей на каске одной, что выглядело более эстетично, но зато полностью лишило смысла введение этих лопастей, которые должны были при необходимости защищать уши и шею солдата от ветра и холода.


Павел I освобождает Костюшко. Фрагмент картины А. Орловского. 1801 г.
Ромбовидные застежки фалд изображены не только у русских офицеров, стоящих на переднем плане, но и у самого императора Павла I, одетого еще в екатерининский генеральский вицмундир с шитьем. Художник создавал свою работу позднее изображенного события, пользуясь ранними эскизами и зарисовками, и, вероятно, не был в курсе, что Павел переоделся в гатчинский мундир, даже не дожидаясь смерти Екатерины II, и вряд ли при освобождении Т. Костюшко стал бы вновь надевать нелюбимый им мундир времен правления матери


Но более интересным для нас будет широкое распространение в пехоте и в кавалерии кушаков, не положенных по табелям 1786 г. никому, кроме кирасиров. Было несколько причин, по которым кушаки получили такую популярность: с одной стороны, сабли на введенных для гренадер портупеях носились на пасовых ремнях, а не в привычной для пехоты лопасти, и были более похожими на кавалерийские (как и сами гренадерские сабли), что как бы оправдывало ношение наряду с ними кушака. С другой стороны, широким кушаком не только эффектно скрывалась портупея кавалерийского образца, но и компенсировались огрехи нового стиля ношения короткого мундира.
Дело в том, что введение взамен длинного кафтана куртки, да еще и с лишенным «полок» (пол) коротким безрукавным камзолом под ней, при сохранении довольно низкого пояса у штанов в условиях совсем не теплого климата Российской империи почти наверняка грозило воинам застуживанием поясницы. Особенно актуально это было для кавалеристов. Вероятно, именно по этой причине полы курток начали нередко заправлять в штаны (шаровары, рейтузы), для чего было бы удобно как-то расправлять отвороты пол под штанами. Именно так потемкинский солдат и приобрел свой своеобразный широкий в бедрах силуэт, который наследник престола Павел Петрович презрительно называл «бабским».
Однако при официально утвержденном в 1786 г. покрое «потемкинского» кафтана развернуть полы было невозможно, так как отвороты у них были только спереди, и к тому же были пришиты за углы. И вот тогда-то явочным порядком появился фасон с полами, отвернутыми и спереди, и сзади. При этом отвороты не пришивались, а пристегивались друг к другу углами на крючки.
Тогда же (судя по изображениям — с конца 1780-х гг.) вместо крючков и завели моду украшать отвороты парами ромбовидных застежек. Первое по времени известное нам изображение, представляющее подобные застежки на мундирах русских солдат, - картина М.М. Иванова «Штурм Очакова», написанная в 1791 г. Изображенные на ней русские гренадеры имеют на отворотах пол кафтанов подобные бляхи.
В 2003 г. Олег Леонов вместе с художником Игорем Дзысем при создании иллюстраций для статьи в «Цейхгаузе»2 обратили внимание на эти непонятные желтые уголки на отворотах. Они выдвинули гипотезу о том, что это некие украшения из желтого сукна и шнура. И лишь в последние годы, в связи с находками в земле большого количества металлических накладок ромбовидной формы, стало понятно, что современники изображали не декор, а вполне утилитарные латунные застежки.
Но так как данные элементы изначально в табели 1786 г. не попали и на образцовых вещах отсутствовали, то и, соответственно, не упоминались в отчетных табелях дажетогда, когда реально были изготовлены и использовались в полку. Ведь Кригс-комисса- риатом, т.е. государством, средства на эти нетабельные элементы униформы не выделялись, а оплата их изготовления производилась из полковых или иных средств и доходов. Таким образом, эти угловые накладки оставались полковым имуществом либо личной собственностью чинов полка.


Офицер легкоконных полков
Офицер легкоконных полков.
На офицере надеты шаровары по типу существовавших у нижних чинов, но с галунной обшивкой по шву. На отворотах фалд длиннополого офицерского кафтана прикреплены ромбовидные застежки. Под левым локтем зажата популярная в тот период шапка фасона «а-ля Костюшко».


Отдельные табели, принятые после 1786 г. (егерского конного полка в мае 1790 г., бомбардирского батальона на гребном Черноморском флоте в июле 1794 г., конно-гренадерского Военного Ордена полка в 1794 г. и т.д.), в общем и целом оставались в русле табелей 1786 г. Вместе с тем вполне можно было ожидать, что некоторые новшества, возникшие на местах и получившие широкое
распространение, будут, наконец, легализованы и включены в официальные мундирные табели новых частей. Это позволило бы, например, получать от государства средства и на данные застежки..
Однако нам удалось найти упоминание таких застежек лишь в опубликованных документах о разработке в 1794 г. новой униформы для польских войск, принятых на российскую службу. При этом в окончательном мундирном регламенте для кавалерийских (народовой кавалерии), легкоконных, пехотных и конноартиллерийских частей бывшей польско-литовской армии эти застежки прописаны не были3. А вот в описании образцовых мундирных и амуничных вещей, представленных 14 марта 1794 г. в Военную коллегию от генерал-аншефа графа Николая Салтыкова они есть!
Итак, в описании мундира наместника, товарища и рядового кавалерийских полков* мы обнаруживаем, что у их короткого палевого кафтана с голубой отделкой «полы застегнуты медными бляхами».А вот в мундире легкокавалерийских полков** (с белым металлическим прибором) у наместников и товарищей полы застегивались «посеребренными бляхами», у рядовых — «полужеными бляхами». В описании же образцового мундира рядового пехоты из этого же списка упоминания подобных блях нет, вероятно потому, что в пехоте зеленый кафтан по покрою соответствовал регламентам 1786 г. и имел отвороты у пол лишь спереди, в отличие от завернутых и спереди, и сзади пол кавалерийских кафтанов.
Эти данные косвенно подтверждают наше предположение, что бляхи с крючками для застегивания отворотов пол были распространены в основном в кавалерии. Вместе с тем многочисленные датированные изобразительные материалы того времени показывают, что мода отворачивать полы мундирной куртки и спереди, и сзади была широко распространена и в пехотных частях. При этом в одних полках она оставалась регламентированной — с отворотом только спереди и оторочкой отворотов пол полосами сукна приборного цвета, а в других — с отворотами и спереди, и сзади (либо с оторочкой, либо полностью приборного цвета)..
Между тем, судя по картинам А.О. Орловского, позолоченные и посеребренные парные ромбовидные накладки с крюками использовались не только с короткими офицерскими мундирами по типу солдатских образца 1786 г., которые вводились во время Второй русско-турецкой войны, но и для застежки отворотов пол у длинных офицерских мундиров образца 1763 г. Судя по документам и изображениям тех лет, офицерский и генеральский мундиры не претерпели серьезных изменений во время всего царствования Екатерины II (мы здесь не касаемся следования моде в силуэтах, размерах элементов, использовании излишне крупных плоских литых пуговиц в 1790-е гг. и т.д.).
С конца 1780-х гг., судя по изображениям того времени, бляхи с крюками использовались уже не только на длинных офицерских мундирах, но даже и на генеральских вицмундирах с шитьем. На картине Орловского, запечатлевшей Павла I, освобождающего Т. Костюшко, новоиспеченный император изображен изображен в генеральском вицмундире еще екатерининского царствования. Однако по достоверным мемуарным источникам нам известно, что в действительности он переоделся в гатчинский мундир, не дожидаясь смерти окончательно занемогшей матери, и потому вряд ли бы стал участвовать в церемонии освобождения Костюшко в мундире екатерининского генерала. Но в данном случае это не главное. Куда интереснее отмеченный художником факт использования в этот период блях для застегивания отворотов пол и на русских генеральских вицмундирах.


Генерал-поручик пехоты в вицмундире с шитьем
Генерал-поручик пехоты в вицмундире с шитьем
Изображен известный тип не регламентированного, но распространенного генеральского вицмундира с шитьем и аксельбантом на правом плече. Еще раз отметим позолоченные ромбовидные накладки с крючками для застегивания отворотов фалд, мода на которые распространилась и на генералов.


В начале правления Павла I, с введением абсолютно новой униформы, в описываемых бляхах полностью отпала всякая необходимость (не говоря уже о не очень любимых новым императором вензелях Екатерины на груди большей части украшавших их двуглавых орлов). И в приказе по Лейб-гре- надерскому полку от 18 мая 1797 г. мы нахо-дим важное упоминание о конце их использования в русской армии: «...бывшие на нижних чинах к кафтанным полам бляхи медные имеют роты отобрав отдать в ведомство полкового квартирмейстера»5.
Судя по находкам, на ромбах-застежках отверстия и крюки располагались как на правой, так и на левой стороне, из чего можно заключить, что на один кафтан шло четыре слегка различные по системе крепления ромбовидные бляхи с одинаковыми изображениями. На передних правом и левом отворотах пол крепились бляхи с крюками. Соответственно на одной бляхе крюки располагались с правой стороны ромба, а на другой — с левой. На задних отворотах находились бляхи с отверстиями: на правом отвороте — с левой стороны ромба, а на левом — с правой. На всех бляхах изображался рельефный, выгравированный или накладной государственный российский орел, на груди которого у большинства имелся еще и вензель Екатерины II. Особняком стоит позолоченный ромб с изображением артиллерийской бомбы. Можно предположить, что он был принадлежностью мундира артиллерийского офицера, возможно, Бомбардирского полка.


гугл

ya



Категория: Археология и смежные темы | Добавил: Forester (15.01.2018)
Просмотров: 1074 | Теги: находки, археология | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: