Огнеметные танки вермахта



Огнеметы немцы применили в массовом порядке еще в 1915 году и они достигли, пожалуй, даже большего морального эффекта, чем танки.
Огнемет оказался весьма полезным в окопной войне при поражении различных укрытий, кроме этого
он не был громоздким оружием, поэтому, как и следовало ожидать, его впоследствии установили и на танки.

В июне 1939 года вышла в свет статья инженер-оберлейтенанта Ольбриха, работавшего в Wa Pruef 6 (департамент бронетанковой
техники), озаглавленная "Огнеметы на танках" ("Flammwerfer in Panzerkampfwagen"). Как видно из приведенных ниже цитат, статья Ольбриха содержала важные сведения о проблемах, стоявших перед немецкими конструкторами при создании огнеметного танка. Ольбрих сообщает, что впервые
огнеметные танки применили итальянцы в 1936 году во время войны в Абиссинии. Огнемет был
установлен на легкий танк "Ansaldo C.V.33 Carri-Fiami" вместо штатного пулемета. Резервуар с горючей смесью располагался на прицепе позади танка.

Принцип действия огнемета основан на выталкивании горючей смеси через сопло при помощи высокого давления, которое может быть получено тремя способами:
1. при помощи силы тяжести (если разместить бак с горючей смесью выше сопла);
2. при помощи сжатого газа;
3. при помощи нагнетающего насоса.

Немцы рассматривали только два последних способа, как наиболее применимые на практике. Кроме давления, на струю горючей смеси влияют многие факторы: 
1) форма и площадь сечения сопла;
 2) поток через сопло;
 3) соотношение сечения сопла и подающего шланга;
 4) сопротивление воздуха, сила и направление ветра;
 5) продолжительность полета струи горючей смеси от сопла до цели;
 6) угол возвышения сопла;
 7) потери давления в системе.
Падение давления в системе может быть настолько велико, что ни о каком боевом
применении огнемета речи быть не может. Чтобы избежать этой потери, баллон со сжатым газом
или нагнетающий насос устанавливают как можно ближе к соплу. Чтобы еще больше
уменьшить потери давления немцы устанавливали резервуары с горючей смесью и подающую
систему внутри танка, как можно ближе к соплу, в опасном соседстве с экипажем. Потери давления
также можно снизить обеспечив герметичность системы. Немцы полагали, что высокое давление -
более восьми атмосфер, может вызвать у экипажа ощущение опасности.
В принципе, повышение давления в системе должно увеличивать дальность стрельбы,
но прежде всего увеличивается скорость вылета горючей смеси, а это, в свою очередь, вызывает увеличение сопротивления воздуха. 
Испытания, проведенные немцами, позволили определить оптимальное давление и сечение сопла, обеспечивающее максимальную дальность.

К 1939 году было установлено, что безветренную погоду дальность метания горючей смеси составляет около 80 м. При стрельбе на эту
дальность за одни выстрел расходуется от шестидесяти до семидесяти литров горючей смеси,
при стрельбе на близкие дист анции ее расход был ниже. Испытания также показали, что боковой
ветер снижает дальность стрельбы до 50 м. При стрельбе на растоянне меньше 30 метров влияние
бокового ветра было не так существено. При стрельбе на полном ходу дальность метания
горючей смеси также снижается из-за того, что возрастает сопротивление воздуха. Дальность
стрельбы может быть точно определена, только при условии полного учета всех входных
факторов. Принимая во внимание ограниченную емкоеть баков с горючей смесью возможно два
режима стрельбы из огнемета: 1) на ближние дистанции (до 40 метров), когда запаса хватает на
большое количество выстрелов, и 2) на дальниедистанции (до 80 метров), когда запаса хватает на
небольшое количество выстрелов. 
Итальянцы нашли выход из создавшейся
ситуации увеличив объем горючей смеси. Приэтом бак большой емкости, наполненный горючей
смесью, размещался на прицепе, которыйзначительно снижал маневренность и увеличивал
радиус поворота танка. Кроме того прицепуменьшал скорость машины и ухудшал еепроходимость.
Немцы же посчитали, что
характеристики танка нельзя приносить в жертвуи ограничились внутренними баками небольшого
объема, считая, что этого количества горючейсмеси будет достаточно для эффективного
поражения целен на близких дистанциях. И хотянемцы располагали достаточно дальнобойными
огнеметами, они предпочли дальности огня мобильность танка

Panzer I

Первая попытка установить на танк огнемет, предпринятая немцами, не была связана с инженерными изысканиями, описанными выше.
Во время гражданской войны в Испании немецкие танкисты были неудовлетворены точностью стрельбы штатного танкового пулемета. По их мнению, огнемет был бы более подходящим вооружением для танка. Известно донесение в
Генеральный штаб от 30 марта 1939 года, в котором сообщалось, что на серийные танки
PzKpfw I вместо правого башенного пулемета был установлен малый ранцевый огнемет (kleine Flammenwerfer). В донесении также сообщалось, что желательно было бы установить на танк более дальнобойный огнемет, так как недостаточная его
дальнобойность привела к большим потерям среди экипажей.
Основываясь на опыте "добровольцев" из 6-го танкового полка, сражавшегося в
Испании, и успехе итальянских C.Y.33 Carri-Fiammi, танкисты из 5-го танкового полка
повторили эксперимент в Северной Африке. Малый ранцевый огнемет, который обычно
использовали в инженерных войсках, снова установили в башне PzKpfw 1 Ausf. А.
Переоборудованные танки применяли для выкуривания противника из бетонированных укреплений, защищавших периметр Тобрука.

Panzer II (F) (Sd Kfz 122)

Немецкий огнеметный танк

Описание и спецификация
Первым специально разработанным огнеметным танком был Panzerflammwagen II (Sd Kfz 122), который также называлиPanzerkampfwagen (F) (Sd Kfz 122). Позднее это название было заменено на более известное Panzerkampfwagen II (Flamm) (Sd Kfz 122).
В соотвествие со своими планами, Министерство вооружений сухопутных войск

(Heereswaffenamt) 21 января 1939 года выдало техническое задание на разработку и
выпуск экспериментальной нуль-серии огнеметных танков. Wa Pruef 6 (департамент бронетехники Heereswaffenamt) разработал спецификацию и подписал с фирмой МАН (Нюрнберг) контракт на разработку шасси, а с фирмой Даймлер-Бенц (Берлин-Мариенфельде)
на разработку башни и корпуса танка. Результатом проведенной работы стал танк,
оборудованный двумя огнеметами, установленными в двух маленьких башенках (Spritzkoepfe) на крыльях танка. Каждая башенка могла независимо поворачиваться в секторе 180° (в крайних положениях сопло огнемета
располагалось перпендикулярно бортам танка). У каждого огнемета был собственный резервуар с
горючей смесью емкостью 160 литров. Этого количества смеси было достаточно для 80 выстрелов продолжительностью 2-3 секунды.
Необходимое давление в системе обеспечивали четыре баллона со сжатым азотом. Для воспламенения горючей смеси использовали
сжатый ацетилен.
В главной башне танка в шаровой установке размещался пулемет MG 34, угол возвышения от -10° до +20°. У пулемета имелся прицел KZF2, откалиброванный на дистанции до 200 метров. Боезапас к пулемету составляли 1800 патронов SmK (бронебойных) - 12 лент по 150
патронов.
Вес танка - 12000 кг, экипаж - три человека. Командир танка, находившийся в башне, одновременно обслуживал пулемет и оба огнемета. Стрелок-радист поддерживал связь по радиостанции Funkgeraet 2 (FuG 2), а также был вторым огнеметчиком. Место стрелка-радиста располагалось в передней части корпуса справа.
Механик-водитель располагался слева от стрелка-радиста.
Лобовая броня танка была толщиной 30 мм, бортовая и кормовая броня - 14.5 мм.
Лобовая броня обеспечивала достаточную защиту от огня противотанкового оружия калибра до 25 мм на дистанции до 600 метров. Броня толщиной 14.5 мм защищала экипаж от бронебойных пуль (до 8 мм) на любых дистанциях.
Для танка было использовано шасси танка PzKpfw II Ausf. D - LaS 138, разработанное на фирме МАН. В движение танк приводился карбюраторным шестицилиндровым двигателем жидкостного охлаждения Майбах HL 62 TRM рабочим обемом 6.2 литра и мощностью 140 л.с.
при 2600 мин-1. Полуавтоматическая семискоростная коробка передач Майбах SSG 14479 передавала крутящий момент на бортовые фрикционы и далее на ведущие колеса. Ходовая часть (с каждого борта) состояла из четырех опорных катков большого диаметра. Этот танк был одним из первых танков с торсионной подвеской.
Выпуск с апреля по август 1939 года фирмой МАН было изготовлено 46 шасси LaS 138, предназначенных для постройки огнеметных танков. Опытный образец (Versuchtsfahrzeug) был готов в июле 1939 года. На прототипе вместо брони использовалась обычная мягкая сталь.
Окончательная сборка огнеметных танков проводилась на фирме Вегманн и К° (Кассель) в январе 1940 года. В марте 1940 года еще 43 PzKpfw II Ausf. D были переданы из войсковых частей на завод для переделки в огнеметные
танки. 8 марта 1940 года десять PzKpfw II Ausf. D из 7-го танкового полка и двадцать танков того
же типа из 8-го танкового полка прибыли на завод в Магдебурге. После сборки первых двадцати машин дальнейшая переделка танков была приостановлена, поскольку из частей поступили рекламации, которые необходимо было учесть.

Сборка первых PzKpfw II (F) (Sd Kfz 122) 1. Serie LaS 138 (F) (серийные номера 27001-27085 и 27801-28000) была начата в мае 1940 года и продолжалась до октября. Всего, было выпущено 86 машин. Другой источник из Министерства вооружения сообщает, что к октябрю 1940 года было собрано 87 танков и еще три танка были неокончены. Окончательная сборка этих трех танков была отложена до февраля 1941 года, когда обещали поставить недостающие детали (подвеска).
Прежде чем закончились испытания танков нуль-серии, были заказаны еще 150 шасси LaS 138 и корпусов. Месячный выпуск планировался в количестве 30 машин, а весь заказ должен был быть выполнен к концу 1941 года.
Танки второй серии получили серийные номера 27101-27250. В августе 1941 года фирма МАН сообщила о том, что выпуск первых танков уже начался. Вскоре заказ был сокращен до 90 огнеметных танков, остальные 60 машин должны были быть достроены как обычные танки PzKpfw II Ausf. D. В ноябре 1941 года решение изменили вновь и огнеметы должны были поставить на все
150 танков. 20 декабря 1941 года в Heereswaffenamt приняли решение выпустить на базе этих шасси самоходные орудия. В марте 1942 года были закончены 62 огнеметных танка, однако все 150 шасси, включая уже' 62 законченных, были перевооружены противотанковой пушкой 7.62 cm Рак 36 (г).

Организация частей 1 марта 1940 года было начато формирование первого батальона огнеметных танков. Этим батальоном стал Panzerabteilung (F)
100, сформированный на базе танковой школе в Вунсдорфе. Батальон имел следующую структуру:
• Stab PzAbt (F) (штаб батальона);
• Stbskp PzAbt (F) (штабная рота);
• Staffel PzAbt (F) (резерв батальона);
• 3 PzKp (F) (три роты огнеметных танков);
• KolPzAbt (F) (колонна снабжения);
• PzWerkstZug (ремонтный взвод).
Было предусмотрено, что батальон будет полностью укомплектован и обучен к июлю 1940 года. Таким образом Генеральный штаб не предполагал использовать огнеметные танки во французской кампании.
Штаб 100-го батальона огнеметных танков был сформирован 5 марта 1940 года, а формирование трех рот завершилось к 21 марта.
Штаб еще одного, 101-го, батальона огнеметных танков был сформирован 4 мая 1940 года. 1-я рота 101-го батальона была сформирована 26 апреля,




2-я рота -10 мая, а 3-я рота - 1 мая 1940 года. К 19 июня 1940 года немцы имели в распоряжении только 16 танков PzKpfw II (F). Чтобы отличать свои танки от таких же машин других частей у каждого батальона была своя эмблема. Эмблемой 100-го батальона огнеметных танков стало разноцветное пламя, а 101-го батальона - перекрещенные огнеметы на зеленом фоне. Как правило эмблемы наносили на тыльную часть
башни.
В каждой роте огнеметных танков по штату KStN 1177, принятому 1 февраля 1941 года, был штаб роты (2 танка PzKpfw II - Sd Kfz 121, вооруженных пушкой калибра 20 мм), три взвода огнеметных танков (по четыре огнеметных танка PzKpfw II (F) - Sd Kfz 122), и взвод огневой поддержки (пять обычных PzKpfw II).
В резерве батальона находилось два PzKpfw II - Sd Kfz 121 и шесть PzKpfw II (F) - Sd Kfz 122 (штатное расписание KStN 1179 от 1 февраля 1941 года). На практике же резервы долго не просуществовали. Например, в 101-м батальоне резерв был исчерпан в первый же день войны и 23 июня 1941 года упразднен.

Тактика

Руководство по боевому применению огнеметных танков, принятое 1 сентября 1940 года, устанавливало следующие тактические принципы: "Огнеметный танк предназначен для использования на близких дистанциях. Эти танки служат для уничтожения врага в тех случаях, когда остальные типы вооружений не эффективны. Огнеметные танки оказывают сильное деморализующее действие на солдат противника.
Огнеметные танки вооружены огнеметами, предназначенными для стрельбы на короткие (до 30 метров) дистанции, и пулеметом,  предназначенным для стрельбы на средние (до 400 метров - наиболее эффективно до 200 метров) дистанции. Одна полная заправка танка горючей смесью позволяет произвести 80 выстрелов продолжительностью 2-3 секунды.
Воспламененная горючая смесь поражает противника, а также вынуждает вражеских солдат покидать свои укрытия, тем самым облегчая уничтожение живой силы при помощи других видов вооружений. Огнеметные танки особенно эффективны против полевых укреплений, бункеров и строений из дерева.
Цель можно поразить выстрелом как из одного, так и из обоих огнеметов. При стрельбе по неокопавшемуся противнику максимальный эффект достигается при нулевом угле возвышения огнемета. При этом поражается участок шириной по фронту 10-20 метров. Если при стрельбе вращать огнемет, то зона поражения увеличится до 50 метров. Для ведения прицельного огня предусмотрена возможность вертикальной наводки огнемета. При стрельбе по рассеянным целям рекомендуется вести огонь сразу из обоих огнеметов.
Более высокая точность стрельбы достигается во время остановки танка. Для более полного уничтожения цели необходимо сделать несколько выстрелов холодной смесью, а затем поджечь ее, выстрелив воспламененной смесью.
Этот прием рекомендуется для стрельбы по траншеям, земляным насыпям, долговременным огневым точкам, зданиям и дерево-земляным огневым точкам.
Огнеметные танки действуют подприкрытием артиллерии и танков. На поле боя прикрытие осуществляют танки из взвода огневой поддержки.
Для достижения максимального эффекта батальон огнеметных танков действует на фронте не шире 850 метров. Все подразделения батальона должны действовать вместе если только условия местности это позволяют. Батальон огнеметных танков никогда не действует в одиночку, а только в составе танковой дивизии, или, как исключение, пехотной дивизии".
Во всех случаях необходимо достичь максимальной согласованности действий. Танки и артиллерия должны подавить противотанковую оборону противника. С другой стороны, при стрельбе из огнемета образуется большое количество густого дыма и огня, прикрываясь которыми как щитом должны действовать огнеметные танки.

Чтобы заправить танк 320 литрами горючей смеси и сменить баллоны с сжатым азотом и ацетиленом требовалось 30 минут чистого времени. При надлежащим образом поставленном снабжении перезаправить все танки батальона можно было за один час.



Боевое применение

PzAbt (F) 100 был придан 18-й танковой дивизии и входил в состав XLVII танкового корпуса. По состоянию на 18 июня 1941 года в батальоне было 24 PzKpfw II, 42 PzKpfw II (F), 5 PzKpfw III (5 cm) и один grPzBefWg (Sd Kfz 267). 5 ноября 1941 года 100-й батальон огнеметных танков был отведен в тыл для переформирования и отдыха. Все уцелевшие танки батальона были переданы в 18-ю танковую дивизию. На базе 100-го батальона 22 декабря 1941 года сформировали 100-й танковый полк. 5 февраля бывший 100-й батальон огнеметных танков, а теперь 1-й батальон 100-го танкового полка был переформирован и переименован.
Теперь в батальоне, который стал называться "Великая Германия" стало три средних роты (по 10 PzKpfw IV в каждой). В составе моторизованной дивизии "Великая Германия"


батальон вернулся в Россию к началу летнего наступления 1942 года.
К началу операции "Барбаросса" в 101-м батальоне огнеметных танков, который входил в 3-ю танковую группу, насчитывалось 25 PzKpfw II, 42 PzKpfw II (F), 5 PzKpfw III (5 cm) и 1 grPzBefWg (Sd Kfz 267). PzAbt (F) 101 был придан 7-й танковой дивизии. Ниже приводится донесение о бое, состоявшемся 26 августа 1941 года. "Форсировав реку Лойня у Болотина противник захватил участок шириной по фронту 2000 метров и глубиной 2000 метров. 1-му батальону 7-го стрелкового полка после контратаки удалось восстановить первоначальное положение.
Контратаку батальона поддерживали на левом фланге 101-й батальон огнеметных танков, а на правом фланге 25-й танковый полк. PzAbt (F) 101 начал наступление в 6.00. 3- я рота была на правом фланге, 2-я рота на левом, 1-я рота шла вслед за 2-й. Широкая атака по всему фронту была невозможна из-за тяжелых условий местности. Наступая, роты преодолели несколько глубоких оврагов, не потеряв при этом много времени.








Хотя противник и вел огонь только из стрелкового оружия, была предусмотрена вероятность того, что он имеет противотанковые ружья и ему окажут поддержку тяжелой артиллерией. Сообщалось, что вражеская пехота залегла в кустах на опушке леса. Левый фланг противника был защищен глубоким оврагом, который танки преодолеть не мог ли. 101-й батальон огнеметных танков
подошел к опушке леса не встретив артиллерийского огня. Войти в лес танки не смогли, поэтому было приказано обойти лес слева. Однако этот маневр также закончился неудачно из-за оврагов и болота, встретившихся на пути.

Тем временем пехота попыталась войти влес, но бьгла остановлена плотным пулеметным и винтовочным огнем. Тогда танки подошли к западному краю леса. Впереди двигалась 3-я рота и отделение из двух PzKpfw III, 2-я рота шла следом. 1-я рота находилась в резерве и располагалась в овраге к западу от опушки леса. 2-е отделение PzKpfw III было послано в разведку вдоль опушки леса на восток. 2-я и 3-я роты открыли огонь по
мелколесью. Оказалось, что в кустарнике находилось большое количество живой силы противника. Атака пехоты продвигалась медленно, потому что русские успели окопаться.







Тем не менее пехоте удалось потеснить неприятеля и достичь края мелколесья. В это время подошли танки и начали систематично выкуривать вражескую пехоту. Были взяты первые пленные, которые в панике бросили свои позиции. На их лицах застыло выражение ужаса.
Огнеметчики выжигали куст за кустом. Некоторое количество русских сумело удержать свои позиции и открыли огонь сзади. Поэтому пришлось провести повторное прочесывание местности.
1-я рота продвинулась вдоль восточного края леса, уничтожая попадавшуюся на пути пехоту противника. Его сопротивление на этом участке было окончательно сломлено, когда 1-я рота была усилена взводом огнеметных танков из 2-й роты. В это время 3-я рота вышла к большому участку открытой местности. Здесь окопалось большое количество солдат противника. К овладеванию этой территорией подключилась и 2-я рота.

В это время наша пехота достигла назначенной цели и окопалась. В 11.00 огнеметные танки отошли к исходным позициям,
после того, как 25-й танковый полк обеспечил поддержку пехоте.
Около 12.30 поступило сообщение по радио, что 1-й батальон 7-го пехотного полка атакован противником с фронта, с флангов и с тыла. 1-я рота огнеметных танков была направлена на выручку пехоте, однако вскоре пришло донесение от командира пехотного






батальона о том, что ситуация прояснилась и поддержка огнеметных танков больше не требуется. Тем не менее 1-я рота оставалась на передовых позициях до 19.00 и лишь вечером вернулась назад. В ходе боя 101-й батальон огнеметных танков уничтожил несколько ручных
и 11 станковых пулеметов, миномет, два автомобиля, три грузовика и один танк. Один тяжелый танк и два противотанковых орудия были, по-видимому, также уничтожены.
Захвачено сорок пленных, которые были переданы нашей пехоте. 100-150 солдат противника были уничтожены огнем из пулеметов и огнеметов. 101-й батальон не понес никаких потерь в живой силе и технике".


Осенью 1941 года 10,1-й батальон был отведен с фронта. 10 декабря 1941 года он был расформирован, а на его базе создан 24-й танковый полк. В составе 24-й танковой дивизии батальон вернулся на Восточный фронт к началу летнего наступления 1942 года.
Panzer В2 (F) 26 мая 1941 года проблема огнеметных танков была затронута на совещании у Гитлера.
Были продемонстрированы фотографии 85 построенных PzKpfw II (F). Кроме того, обсуждалась возможность вооружить огнеметами
трофейные французские танки PzKpfw В2 (Char В Ibis). Гитлер приказал сформировать две роты по 12 огнеметных танков, оснащенных переделанными PzKpfw В2. Танки должны были быть готовы к 20 июня 1941 года. На первые 24 PzKpfw В2 установили
огнеметы той же системы, что применяли на PzKpfw II (F). Огнемет, работающий на сжатом азоте, располагался внутри корпуса, на месте снятой 75 мм пушки.




Все 24 PzKpfw В2 были направлены в 102-й батальон огнеметных танков, который был сформирован 20 июня 1941 года. В состав батальона во'шли две тяжелые роты огнеметных танков. В каждой роте кроме 12 огнеметных танков было по три танка поддержки (серийные PzKpfw В1, вооруженные 75 мм пушкой). 102-й батальон огнеметных танков прибыл на фронт 23 июня 1941 года и был подчинен штабу 17гй армии. 24 июня 1941 года батальон поддерживал наступление 24-й пехотной дивизии на один из крупных фортов. 26 июня
атаки на форт были продолжены, на этот раз батальон поддерживал действия 296-й пехотной дивизии. 24 июня 1941 года при участии огнеметных танков был захвачен один из дотов.
29 июня 1941 года к 13.00 командир 296-й пехотной дивизии доложил о взятии форта.
Донесение командира 2-го батальона 520-го пехотного полка позволяет составить картину боя. "Вечером 28 июня 102-й батальон огнеметных танков вышел на указанные исходные
позиции. На звук танковых двигателей противникоткрыл огонь из пушек и пулеметов, но потерь не
было. С задержкой, вызванной густым туманом, в 5.55 29 июня 8.8 cm Flak открыли огонь прямой
наводкой по амбразурам дотов. Зенитчики вели огонь до 7.04, когда большинство амбразур было поражено и замолчало.
По зеленой ракете 102-й батальон огнеметных танков перешел в атаку в 7.05.
Инженерные подразделения сопровождали танки.Их задачей было установить фугасные заряды под оборонительные укрепления противника. Когда
некоторые доты открыли огонь, саперы были вынуждены укрыться в противотанковом рве. 88-
мм зенитки и другие виды тяжелого вооружения открыли ответный огонь. Доты №1-4 были
подавлены огнеметными танками. Саперы смогли достичь назначенных целей, заложить и подорвать фугасные заряды





Доты №1, 2 и 4 были сильно повреждены огнем 88-мм орудий и могли вести огонь только периодически. Огнеметные танки смогли приблизиться к дотам почти вплотную.
Защитники дотов, несмотря на значительные повреждения и потери, оказывали отчаянноесопротивление. Два огнеметных танка были
подбиты 76.2-мм пушкой из дота №3а. Оба танка сгорели, экипажи успели покинуть подбитые
машины. Раненные танкисты были спасены благодаря храбрым действиям унтерофицера санитарной службы Канненгиссера. Огнеметным
танкам так и не удалось поразить доты. Горючая смесь не могла проникнуть сквозь шаровидные
установки внутрь дота. Защитники укреплений продолжали вести огонь".
30 июня 1941 года 102-й батальон огнеметных танков был переведен в
непосредственное подчинение штаба 17-й армии, а 27 июля 1941 года он был расформирован.
Дальнейшее развитие танковых
огнеметов происходило с использованием все тех же PzKpfw В2. Для новых огнеметов использовали насос, приводимый в движение
двигателем J10. Эти огнеметы имели дальность стрельбы до 45 метров, а запас горючей смеси
позволял произвести 200 выстрелов. Новые огнеметы установили на прежнем месте - в
корпусе. На фирме Даймлер-Бенц разработали схему улучшения бронирования танка, на фирме
Кёбе - огнемет, а на фирме Вегманн производили окончательную сборку. ' Резервуар с горючей смесью установили сзади на броне.
Кроме огнемета танк был вооружен пушкой SA 35 L/34 калибра 47 мм и пулеметом
MG 34, размещенными в башне. Толщина брони: 40-60 мм лоб, 60 мм борта и 55 мм корма. Литая
башня имела следующую толщину брони: 55 мм лоб и 45 борта и задняя стенка. В движение танк
приводился шестицилиндровым двигателем жидкостного охлаждения Рено рабочим объемом
16.94 литра и мощностью 300 л.с. при 1900 мин-1. Крутящий момент через пятискоростную коробку
передач подавался на бортовые передачи и дальше на ведущие колеса.
Планы предусматривали переоборудование десяти танков PzKpfw В2 в
декабре 1941 года и следующих десяти в январе 1942 года. В действительности же, выпуск
огнеметных танков проходил гораздо меделеннее: пять машин было готово в ноябре 1941 года, три в
декабре, три в марте 1942 года, две в апреле, три в мае и, наконец, четыре в июне. Дальнейший ход
переоборудования PzKpfw В2 (F1) неизвестен, поскольку заказ на переделку был передан французским предприятиям.
Как следует из оперативных донесений, по меньшей мере 60 PzKpfw В2 (И),
оборудованных огнеметами нового типа, состояли на вооружении фашистской армии. На 31 мая 1943 года в 223-м танковом батальоне было 16 PzKpfw В2, из которых 12 PzKpfw В2 (F1)
на Восточном фронте, в 100-й танковой бригаде - 34 PzKpfw В2, из которых 24 PzKpfw В2 (F1), в
213-м танковом батальоне - 36 PzKpfw В2, из которых 10 PzKpfw В2 (F1), а также в
горнострелковой дивизии СС "Принц Евгений" - 17 PzKpfw В2, точное число PzKpfw В2 (F1) неизвестно.

Panzer III (Fl) - Sd Kfz 141/3



Описание и спецификация

Огнеметы, разработанные для PzKpfw В2 (F1), также устанавливали на танки PzKpfw III.
Башня сохранила возможность кругового вращения благодаря сальнику, соединяющего подающий шланг с огнеметом. Огнемет и
спаренный с ним пулемет MG 34 могли изменять свой угол возвышения от -10° до +20°.
Специального прицела огнемет не имел, для наводки использовали оптическое устройство на
командирской башенке. Два внутренних резервуара содержали 1020 литров горючей смеси.
Давление в системе поддерживалось насосом типа Кебе и составляло 15-17 атмосфер.
Дальность стрельбы холодной смесью - 50 метров
(воспламененной - 60 метров), расход смеси 7.8 л/сек. Насос Кёбе приводился в действие
двухтактным двигателем Ауто-Унион ZW 1101 (DKW) мощностью 28 л.с., который работал на
бензино-маслянной смеси. Горючая смесь воспламенялась при помощи электрической системы Smitskerzen.

Второй пулемет MG 34 устанавливался в передней части корпуса в шаровой установке,
которая обеспечивала угол возвышения от -10° до +20°. Для стрельбы из этого пулемета
использовали оптический прицел KZF2, откалиброванный на дистанцию до 200 метров.
Боезапас к пулеметам составлял 3750
бронебойных патронов SmK. Питание пулеметов ленточное, в каждой ленте по 150 патронов.
Масса танка 23800 кг, экипаж - три человека. Командир, который одновременно
обслуживал огнемет и спаренный с ним пулемет, располагался в башне. Стрелок-радист, который вел огонь из второго пулемета и поддерживал
связь по рации Fu 5, располагался в передней части корпуса справа. Механик-водитель сидел слева от стрелка-радиста.

Лобовая броня корпуса была толщиной 30+50 мм, борта - 30 мм, корма - 50 мм. Лобовая
броня башни - 20+50 мм, борта и задняя стена башни - 30 мм. Лобовая броня танка хорошо защищала машину от огня советских 76.2 мм и
американских 75 мм противотанковых пушек на обычных дистанциях. Танк был . оснащен пятью огнетушителями: три внутри боевого отделения и два снаружи.

В движение танк приводился двенадцатицилиндровым карбюраторным
двигателем жидкостного охлаждения Майбах HL 120 TRM мощностью 265 л.с. при 2600 мин-1.
Коробка передач синхронизированная, шестискоростная Zahnradfabrik SSG 77. Ходовая
часть (с каждого борта) состояла из шести независимо подвешенных опорных катков.

Выпуск 


Сто шасси (серийные номера 77609-
77708) были изготовлены на фирме МИАГ в Брауншвейге. Затем эти шасси были перевезены в
Кассель на фирму Вегманн и К°, где осуществлялась окончательная сборка танков.

План предусматривал выпуск 20 огнеметных
танков в январе, 45 в феврале и 35 в марте 1943 года. 65 танков были приняты комиссией
Heereswaffenamt в феврале 1943 года, 34 - в марте и последний огнеметный танк был сдан в апреле
1943 года. Официально эти танки обозначались как PzKpfw III (Fl) - Sd Kfz 141/3.
Организация частей и боевое применение Если первые огнеметные танки были
собраны в отдельные батальоны, подчинявшиеся непосредственно штабам высшего уровня, то
танки PzKpfw III (Fl) входили в состав штабных рот обычных танковых батальонов. Известно, что
взвод огнеметных танков состоял из семи PzKpfw III (Fl) (штатное расписание от KStN 1190 от 25 января 1943 года).
Донесение от 5 мая 1943 года сообщает,
что огнеметные танки PzKpfw III (Fl) были распределены между танковыми дивизиями
следующим образом: 28 танков в дивизии "Великая Германия", 15 - в 6-й танковой дивизии,
14 - в 1-й танковой дивизии, 14 - в 24-й танковой дивизии, 14 - в 26-й танковой дивизии, 7 - в 14-й
танковой дивизии, 7 - в 16-й танковой дивизии и 1 - в танковой школе в Вунсдорфе.
Из 14 танков, входивших в состав 1-й
танковой дивизии, в Россию были отправлены только семь. Остальные семь танков были
переданы в резервную армию (Ersatzheer) 31 октября 1943 года и остались в Германии. 13 из 28
танков дивизии "Великая Германия" были переданы 11-й танковой дивизии.

Ниже цитируется донесение, в котором описываются действия 1-й роты огнеметных танков 26-го танкового полка в бою под
Моццагроньей, Италия, 28 ноября 1943 года. Это донесение ценно потому, что взводы огнеметных
танков в этом полку были развернуты в роты. В такую роту кроме взвода огнеметных танков
входили взвод штурмовых гаубиц и взвод штурмовых орудий, которые были конфискованы
и итальянцев. Из донесения следует, что первое применение огнеметных танков в 26-м полку было
довольно успешным. 
"Вечером 27 ноября противник прорвал нашу линию обороны и занял
город Моццагронья. 1-я рота огнеметных танков, приданая 65-й пехотной дивизии, вместе с 1-м
разведывательным эскадроном (1. Aufklaerung- Schwadron) в 5.00 атаковали Моццагронью,
выбили противника из города и восстановили линию фронта. Приказ, полученный командиром
роты, в частности, гласил: "вместе с 1-м эскадроном разведчиков отбить город до
рассвета, пока вражеская авиация не активизировалась. Чтобы избежать лишних
потерь после атаки отвести танки в овраг рядом с Моццагроньей".
Перед атакой 1 -я рота огнеметных танков была усилена танковым взводом из 7-й танковой
роты. Всего наступающие располагали пятью огнеметными танками, четырьмя PzKpfw IV (7.5
cm KwK 40 L/48), одним PzKpfw IV (7.5 cm KwK L/24), тремя итальянскими штурмовыми
гаубицами (10.5 cm) и тремя итальянскими штурмовыми орудиями (7.5 cm)












После короткого инструктажа и согласования действий с эскадроном разведчиков, в 5.00 1-я рота огнеметных танков перешла в
контрнаступление. Подступы к городу были отбиты к 6.00. Здесь к огнеметным танкам
присоединилась остальная бронетехника и контратака возобновилась.
Наступление было неожиданным для противника и город взяли к 7.30. Взаимодействие с разведчиками оставляло желать лучшего.
Вместо того, чтобы сопровождать танки, солдаты постоянно отставали и собирались в группы. Это
вызвало неоправдано высокие потери. Командир одного из огнеметных танков фельдфебель
Хоффманн во время атаки на полевые укрепления в пригороде был ранен в голову и умер от полученной раны.